Меню
0+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

22.09.2016 12:31 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 37 (3803) от 22.09.2016 г.

Дети своего времени

Уважаемый читатель! Вашему вниманию предлагается статья «Дети своего времени» из книги нашего земляка Ивана Романовича Романова «Колесо истории». В предисловии к своей книге автор пишет: «Жизнь каждого человека – сама история. Мое жизнеописание не дань моде, не подражание кому-то, а естественное желание поведать своим детям, внукам, будущим потомкам о счастливых мгновениях и житейских невзгодах своего бытия».

И.Р. Романов из того поколения, которое сегодня называют «дети войны». Публикуемый материал – отрывок из главы под названием «Нас судьба не баловала».

Дети своего времени

Не скажу, что детство мое было счастливым, скорее, наоборот: безотцовщина, война, голод. Хорошо помню день 22 июня 1941 г., когда пришло страшное сообщение — война.

Мы — дети — еще не понимали всю глубину трагизма, ожидавшего огромную страну и каждого из его граждан, _но точно, с детской наивностью верили, что наши победят. Начались тревожные будни. Каждый день десятками приходили призывные повестки. Во всех деревнях и улусах с болью в душе и сердце, со слезами прощались мужья, старшие братья со своими семьями, близкими, оставляя неизгладимую память о себе. Много молодых парней, девчат уходили на войну добровольцами. Как известно, многие из них навсегда перешагнули порог родного дома.

Детство наше было прервано войной. Законы военного времени, словно грозовая туча входили в нашу жизнь. Лозунг «Все для фронта, все для победы» был руководством к действию для всего народа, для каждого человека. Женщины, дети от 10 лет стали главной ударной силой на трудовом фронте.

Колхоз наш носил имя М.В. Фрунзе, в него входили три населенных пункта: Сарма — центральная усадьба, Курма, Шида. Основное занятие — рыболовство, животноводство. Сарма и Курма выставляли на промысел неводные бригады до 30 человек в каждой. Шида — 2 сетевых бригады по 7 человек. Все они были укомплектованы из мальчишек и девчонок от 10 до 16 лет.

Рыбацкий труд в те времена был тяжелым занятием. Механизации никакой, на конной и ручной тяге. Невода тяжелые, из хлопчатобумажных ниток с тетивами из канатов, грузилами из камней, поплавками из деревянных плашек. Заметы производились из баркасов вручную, за тяжелыми веслами сидели по два подростка. Пока невод на конной тяге с расстояния 1000-1500 метров подтягивался к берегу, ночной сон одолевал ребят — они валились с ног, спали, подложив камни под голову. Приказ был строгий: производить по 2—3 притонения в сутки. Это, считай, 12-15 часов работы. Навсегда запомнил: самое трудное для нас было — борьба со сном.

В те суровые военные годы наше славное море было щедро на свои дары. Вылов за одно притонение от 30 до 100 центнеров рыбы был обычным явлением, а рекордные доходили до 250-300 центнеров.

Самый трудоемкий процесс — выгрузка из мотни невода такой массы рыбы. Рыбаки входили по пояс в ледяную воду и вручную сакали (грузили) рыбу в баркасы: не было тогда ни резиновых сапог, ни прорезиненных костюмов.| Последствия этого с годами отразились на здоровье многих тогдашних рыбаков в виде болезни суставов, радикулитов, ревматизмов и других хронических заболеваний.

Следующий этап не менее сложный — сдача рыбы на рыбоприемные пункты рыбозавода. О моторных лодках, катерах не было речи, они появились позже. Опять баркасы, весла — и вперед! Проделывали путь на веслах до 30-50 км.

После окончания путины, до начала занятий в школах, ребята еще успевали заготавливать корма, завозить сено в сеновалы, утеплять скотные дворы. Несмотря на военное лихолетье, образование было обязательным и доступным для всех без исключения детей. Страна заботилась об их будущем.

Учился я в Черноруде, Хужире, Еланцах. Тяжелое дело — сиротство. Прошел все его «прелести»: унижение, нищету, голод, педикулез… На всю жизнь запомнил наставление матери: «нет большего позора, чем воровство. Лучше отнять, чем воровать».

Голод не тетка, он заставил меня однажды выбирать из двух зол меньшее. Зимний вечер в Еланцах. Столовая. В маленьком буфетном окошечке при свете керосиновой лампы выдают хлеб по карточкам. Я притаился в темном углу. Как только женщина с хлебом пошла к выходу, я коршуном набрасываюсь и выхватываю из ее рук часть этой драгоценности и скрываюсь за углом. Конечно, вычислили, были слезы, объяснения, прощение. Этот позор, чувство стыда навсегда остались в моей душе. Добрая, умная женщина, много лет спустя, вспоминала этот случай с доброй усмешкой и как могла успокаивала меня.

Еще один случай был в Хужире. Тогда отобрал огромную буханку хлеба у собаки,  которая сперла его при погрузке в хлебовозку. Отрезав места с отметиной собачьих зубов, сами съели за милую душу. В этом случае совесть меня не мучила.

В годы учебы в Еланцах остались в памяти долгие пешие переходы. По субботам группа ребят и девчат сбегали с третьего урока и делали марш-бросок Еланцы -Черноруд-Сарма, это почти 80 км, с тем, чтобы назавтра, положив в сумку скудный запас продуктов, проделать обратный путь. Встречались добрые люди, подсаживали в сани, телегу, но чаще были такие, которые мчались мимо, не замечая ребят.

Тогда мне в голову приходила мысль: вот вырасту, если буду ехать на транспорте, обязательно остановлюсь и подвезу усталых людей. Такая возможность, к счастью, в жизни случалась много раз. Работая в Баяндае, часто просил своего водителя Мишу Загулова, вопреки его желанию, остановить машину и подвезти попутного пешехода. Я делал это из сострадания к людям, которое вынес из своего детства, а Миша не хотел, чтобы в машину заносили грязь. По-своему он был прав.

Приятно было услышать добрые воспоминания Г .3. Осиповой (будущего мэра Баяндаевского района) о том, что однажды в Олое остановилась неизвестная «Волга» и довезла двух студенток до Иркутска. Через много лет после окончания института она приехала работать в район, тогда только узнала, кто довез их до города.

Несмотря на трудное детство, вспоминаю о нем с теплотой и нежностью. Не приемлю тех, кто «поливает» его, говоря, что оно было несчастным и уродливым. Я мл в Великом Советском Союзе, был его сыном и дико этим гордился и горжусь.

Убого плевать в собственное дерево, в историю своего государства. Глядя сегодня на своих детей, внуков и правнуков, я думаю: какое счастье, что они не испытали и не пережили всего того, что видело наше поколение.

Мы не без гордости называем себя «детьми войны». Только мы и оставшиеся ветераны войны смогут сегодня вспомнить и рассказать о тяжелейших свершениях, подвигах, выпавших на долю наших дедов, отцов и матерей.

Да и нам выпали свои испытания. Да и как иначе, ведь страна была признана в мире второй сверхдержавой, её уважали, считались, боялись. Она была построена, вынесена на плечах, в основном, нашего поколения.

Итак, после окончания в Еланцах 9-ти классов я оставил учебу в школе. Ухудшилось здоровье матери, надо содержать их с младшим братом Ильей.

Остался на постоянной работе в колхозе рыбаком. Долбить метровый лед и находиться на морозе в ветхой одежде целыми днями было не просто. Колхозники, работая по трудодням целый год, оставались в долгах. Выхода из нищеты не было, уйти из колхоза невозможно — все беспаспортные.

В голове постоянно висел вопрос: «Что делать?». Пошел на отчаянный шаг —— была не была! На второй день нового — 1948 года — встал на личный транспорт — коньки-норвеги — и рванул в сторону Хужира.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

46