Меню
0+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

15.03.2018 14:51 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 10 (3878) от 15.03.2018 г.

Нужно побеждать правовой экологический нигилизм

Автор: Юлия Мамонтова

Руководитель Байкальского межрегионального управления Росприроднадзора Дмитрий Петров разъяснил нормы природоохранного законодательства жителям района

На этой неделе в Еланцах побывали представители Байкальского межрегионального управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор). Этот визит носил просветительский характер. По просьбе мэра Ольхонского района Андрея Тыхеева, они разъясняли директорам социальных учреждений нормы и правила, в первую очередь, по обращению с отходами. Эта проблема касается всех, кто живёт и работает в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории. Руководитель Байкальского межрегионального управления Росприроднадзора Дмитрий Петров также ответил на вопросы нашего корреспондента.

- Дмитрий Владимирович, что больше всего сегодня интересовало участников совещания?

- Это было, скорее не совещание, а занятие. И мы проводили его вместе с начальником отдела экологического надзора нашего управления Натальей Сергеевной Ступиной. Участников главным образом интересовало, что можно, а что нельзя делать в границах ЦЭЗ БПТ. В первую же очередь, спрашивали, как вывозить отходы из учреждений. Мы пояснили, что делать это могут только лицензированные перевозчики. Дело в том, что их деятельность сейчас контролируется и выясняется, что необходимые разрешения есть далеко не у всех, кто занимается перемещением и перевозкой отходов. Также специалисты нашего управления рассказывали о том, что нельзя сливать жидкие бытовые отходы на грунт, нарушать плодородный слой почвы. Мы поясняли необходимость получения лицензий на пользование недрами, когда делаются скважины для забора воды. Вопросов было много, поскольку проблем на этой непростой территории тоже немало.

- Если абстрагироваться исключительно от Ольхонского района, напомните, какие ключевые проблемы в целом существуют на подведомственной вашему управлению территории?

- Проблем больше чем достаточно, и все они лежат на поверхности. Главные: несанкционированные свалки; стоки жидких бытовых отходов к Байкалу и водоемам, которые его питают; нарушение условий судоходства, в том числе в экологическом сегменте. Также это строительство в нарушение всех ограничений, лесные пожары на особо охраняемых природных территориях, незаконное недропользование. По всем направлениям ведём работу в силу имеющихся у нас возможностей и компетенций.

Фактически мы приступили к работе в феврале прошлого года. Начали рейдовые мероприятия, реагирования на жалобы, исполнения требований прокуратуры, проверку предписаний, которые наши коллеги из территориальных управлений Росприроднадзора в Иркутской области и Буряти выдавали лицам, ведущим хозяйственную деятельность в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории.

- На что чаще всего вам жалуются обычные люди?

- На стоки отходов с туристических баз, гостиниц и жилых баз на Байкале. Это, прежде всего, Листвянка и Ольхонский район. В Бурятии граждан беспокоит ситуация в Усть–Баргузинском районе, в Горячинске, Кабанске, Выдрино, Бабушкине, Северобайкальске. И, конечно, многие граждане сообщают нам о мусорных свалках.

Кстати, мы уже добились судебного решения по иску Байкальского управления Росприродназора о ликвидации второй по масштабу свалки на Байкале в посёлке Горячинск. А самая огромная свалка находится на 12 карте шламоотстойника БЦБК в Байкальске. Суд удовлетворил требование Западно–Байкальской природоохранной прокуратуры о её ликвидации, и мы тоже участвовали в этой работе.

- Как в целом, по-вашему, налажена работа по обращению с отходами у Байкала, и что нужно сделать, чтобы улучшить ситуацию?

- Мне не очень приятно об этом говорить, но совершенно очевидно, что эту работу нельзя назвать удовлетворительной. Для того, чтобы сделать такой вывод, достаточно взглянуть на карту несанкционированных свалок. Да и без неё всё достаточно понятно. Причин много: от правовых коллизий до непрофессионализма людей, отвечающих за данную работу. Так, в Иркутской области территориальная схема обращения с отходами утверждена лишь в конце прошлого года. Ситуация по республике Бурятия ненамного лучше. Там есть схема, но тоже имеет огрехи.

Для изменения ситуации к лучшему всем нужно работать добросовестно – депутатам устранять противоречия в законах, должностным лицам региональных властей в рамках своей компетенции создавать предпосылки ликвидации несанкционированных свалок, реализуя утвержденные схемы обращения с отходами. Необходимо, прежде всего, позаботиться о создании соответствующей инфраструктуры и при этом обращаю внимание на то, что проблемы копились десятки лет, а всерьёз ими начали заниматься года два-три.

Должностным лицам муниципалитетов тоже не стоит дожидаться, когда на вверенных им территориях порядок начнут наводить другие люди: либо волонтеры приедут, либо губернские власти сделают всё за них.

Но здесь есть и положительные примеры. Например, большую работу по уборке территории ведёт администрация Хужирского муниципального образования Ольхонского района, сама привлекает различные силы для уборки мусора, и не её вина, что сразу после этого растут новые валы отходов. При этом сами сотрудники администрации не стесняются выходить на субботники.

Хорошо реагируют на эти проблемы также руководители Шара–Тоготского МО Ольхонского района и Утуликского МО Слюдянского района, когда им делаешь замечания, они, по крайней мере, пытаются что-то делать.

Отрадно, когда в поселениях есть понимание, что одна из главных задач местной администрации – очистить территорию от мусора, чтобы люди не жили в антисанитарных условиях, чтобы природе не вредить. В Утулике, например, свалку местные власти убрали, не дожидаясь штрафов и судов.

Но вы придите к любому руководителю муниципалитета, и он сразу скажет, что убирать свалки не его работа. Просто в 131 Федеральном законе о местном самоуправлении напрямую не прописано, что за территорию непосредственно муниципалитета отвечает местная власть, и она обязана следить за чистотой. Там указано, что муниципальная власть в этом процессе «участвует». Именно поэтому приходится наводить порядок с отходами через суды. А это время, деньги и пр.

- Много нарушений, в том числе и ваши специалисты, выявляют в деятельности турбаз. Как реагируют предприниматели на ваши претензии, и что нужно сделать, дабы отходы туристической деятельности не наносили природе существенный вред?

- Многие предприниматели относятся к законно обоснованным претензиям отрицательно, не спешат наводить порядок и, по-моему, не собираются этого делать, во всяком случае, добровольно. Меня, честно говоря, немало изумляет аргументация их самих и приходящих от них «ходоков». Дескать «мы работали так всегда, турбаза стоит 20 лет, никому дела не было, а тут понаехали какие-то проверяющие и чего-то начали предъявлять». Люди привыкли так жить и меняться не намерены. А то, что они годами нарушают российские законы, наносят серьёзный вред окружающей среде, Байкалу, об этом многие думать не хотят и ведут себя по очень простой формуле: «как я хочу, так и можно».

Когда им объясняешь: «Вы что, не знали, что находитесь на берегу Байкала, а Байкал надо беречь, закон хотя бы почитайте?» В ответ либо грубят, либо глаза опускают, либо спрашивают, что делать. А что делать? Уходить, или же вписываться в существующие требования. Предпринимателям это не нравится, они жалобы везде шлют о том, что «бизнес туристический душат».

- Понятно, это эмоции. А что представители турбизнеса говорят в плане того, чего они не могут исполнить из требований?

- Они говорят, что не могут очищать воду до установленных нормативов. Многие сетуют, что не могут вывозить мусор, поскольку это дополнительные издержки бизнеса. Либо же декларируют, что вывезли отходы, а мы в удивительной близости от их туристических объектов находим навалы мусора, причем, очевидно не из частного сектора или от «дикарей», порой там даже есть чеки, рекламные материалы этих же баз. Якобы они не могут обойтись без выгребных ям, содержимое которых дренирует в водоёмы и в конечном итоге в Байкал. Мы постоянно находим эти ямы, которые пытаются от нас спрятать. А только по предварительным нашим подсчётам, ущерб, нанесенный природе от незаконной деятельности турбаз, составляет десятки миллионов рублей. И эти подсчёты мы ещё продолжаем делать.

- Но ведь выгребные ямы и надворные туалеты — обычная реальность сельской местности.

- Да. Если речь идёт об обычных деревенских домах, в которых не наносится великого вреда окружающей среде. Но если это на самом деле турбаза, где зарабатываются деньги, где огромное число людей, где используется в больших количествах бытовая химия – здесь совсем другое дело, будьте добры сделать всё, как следует.

- Но с жидкими бытовыми отходами, и правда, серьёзная ситуация. Наш полигон вообще не предусмотрен на сбор ЖБО зимой. А локальные очистные (ЛОС) на Байкале законом вообще запрещены. Есть предложения их всё же разрешить законодательно и разобраться, наконец, с нормативами для сточных вод.

- Сегодня закон запрещает ЛОС. То, что запрещено законом, делаться не должно. Законодатель допустит это – делайте. Логика подсказывает, что сливаемая вода должна быть не хуже по качеству той, что ты взял. Опять же вернёмся к бытовой химии, на турбазах есть прачечные, которые используют синтетические моющие средства. Моют там и автомобили. Ни к чему хорошему это не приведёт. Последствия от попадания стоков, содержащих все эти вещества в любой водоём, не говоря уж о Байкале, ещё до конца не изучены и трудно предсказуемы.

- Я обратила внимание, что в целом люди понимают, что на Байкале происходят нелады, но не осознают свой собственный негативный вклад в это, мол, сосед, может и вредит, но не я.

- Совершенно верно. Все понимают, что загрязнение Байкала – это плохо и соглашаются до тех пор, пока не коснётся персонально кого-то. И этот человек найдёт тысячу причин в своё оправдание: «Подумаешь, я машину помыл на берегу Байкала, подумаешь, выбросил мусор в лесу, подумаешь, построил базу под видом личного дома, жить-то как-то надо». Это наша ментальность. Пресловутый правовой нигилизм, с которым нам предстоит долго бороться. Поэтому на V Всероссийском съезде по охране окружающей среды, где подводились итоги Года экологии, много говорилось об экологическом просвещении. Взрослого человека почти невозможно перевоспитать, на него чаще всего можно только воздействовать юридическими мерами.

Но очень важно, что будет завтра. Мы должны сформировать экологическое сознание у молодого поколения и не только в части соблюдения законов, а в первую очередь, чтобы они осознавали всю ценность природы. Озеро Байкал у нас одно и другого такого не будет. В Иркутске и Улан–Удэ есть уникальные возможности, мы живём рядом с красивейшими местами, у нас есть отличная научная база, есть масса великолепных специалистов, работают прекрасные музеи, например, Байкальский. Грех не использовать их возможности для экологического воспитания.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

34