Меню
0+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

14.03.2019 17:40 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 10 от 14.03.2019 г.

Приольхонье. Хозяева тайги

Автор: Николай КОРОЛЬ, г. Иркутск

Восстание народных масс не нуждается в оправдании /Л. Троцкий/

Окончание. Начало в №5

Говоря о боеспособности повстанческого отряда, необходимо упомянуть, что эффективность действий партизанского отряда напрямую зависела от поддержки местного населения: как мирного – снабжающего продуктами, информацией и т.д., так и активного – готового к непосредственному участию в боевых операциях. Известны случаи проведения среди населения насильственных мобилизаций, но основную ценность для повстанческого движения представляли добровольные участники. Формирование и пополнение отрядов добровольцами производилось не только по идейному признаку, а зачастую из людей просто недовольных существующим порядком, так или иначе попавших в конфликтные отношения с властью. Наряду с «идейными» борцами с большевизмом в партизанские отряды попадали «искатели правды социальных отношений, авантюристические и чисто уголовные элементы». Однако идейная направленность борьбы, наблюдавшаяся в отряде Шапошникова – Загорского, сглаживала данное противоречие.

Как отмечалось в докладе о «движении бандитизма на территории ВСВО за август месяц 1922 г.», вышедшее воззвание Соввласти к «бандитам» – о добровольной явке и сдаче оружия, выявило «качественность банд. Наиболее стойких, сильных, уверенных в себе, своих действиях и грядущем успехе, а потому и наиболее опасных». Если из состава некоторых отрядов, как, например, Прокопьева, Сенотрусова нашлись желающие прийти с повинной, а отряд Яковлева и вовсе ликвидировался, то «маститые Шапошников и Донской» сумели удержать свои отряды. Результатом чего явилось полное отсутствие сдавшихся добровольно, чем еще раз подчеркнули «свою непримиримость, связанную … с наличием твердо выставленной политической программы, дисциплины…».

Характер партизанской войны вырабатывал привычку у лидеров повстанческих отрядов принимать решения самостоятельно и действовать обособленно, без подчинения какому либо высшему, единому командованию. Значимость отряда напрямую зависела от авторитета его командира. От его знаний военного дела, от умения выстроить отношения, как внутренние – между повстанцами, так и внешние – с местным населением, и способности организовать взаимодействие с отрядами, оперирующими на прилегающих территориях.

В 1922 году В. Шапошников и М. Загорский сумели объединить под своим началом незначительные в количественном отношении группы повстанцев, действующих в полосе Прибайкалья. Единственные разногласия весной 1922 г. отмечались между Загорским и Татаркиным. К сожалению, всей информации о данном конфликте обнаружить не удалось, но с апреля 1922 г. на территории Приольхонья в сводках ЧОН и ГПУ фамилия Татаркина не упоминается.

16 июля. Разъезд, выделенный из состава Истреботряда Кавэскадрона 35 Кавполка, в районе Александровского винокуренного завода столкнулся с группой повстанцев, имевших на рукавах трехцветные нашивки. В результате перестрелки убито три повстанца. Четвертый, не желая сдаваться в плен, застрелился. Потери красного отряда – убит один красноармеец. / ГАИО Ф.Р1739, оп.2, д.58, л.21., ГАНИИО Ф.1, оп.1, д.1080, л.338./.

Несмотря на успешно проводимые сводным отрядом операции, уже во второй половине лета, постоянно уклоняясь от прямых столкновений с красными частями, отряд вынужден был разделиться. К концу осени Губотделом ГПУ фиксировалось, что отряд Шапошникова – Загорского раздробился на три основные группы. Первая – под командованием М. Загорского численностью 20 человек, имея в своем составе В. Шапошникова, оперирует в районе сел Харат, Баяндай, Ользоны, включая улусы Муринской волости Шахтой и Тахарки. Вторая и третья группы – неизвестного командования численностью 15 и 20 человек, оперируют в районе сел Верхний и Нижний Кукут, охватывая район Тугутуя и Куяда.

1 августа группа под командованием М. Загорского отмечается в районе с. Еланцы, где отрядом убит член Айревкома П.П. Пронькин.

4 августа группа численностью 15 человек появляется в ул. Онгурен. Разграбив Отделение Губсоюза, убив трех служащих – сторожа с женой и агента Губсоюза, и захватив 11 лошадей, отряд уходит в направлении ул. Зама. 6 августа повстанцы проследовали ул. Зама и ул. Сарма. 9 августа отряд Загорского фиксируется в ул. Харганай /15 верст от с. Еланцы/. 9 августа ночью отряд вышел из ул. Харганай и выступил в направлении сел Еланцы и Таловка. Отряд шел с грузом мануфактуры, изъятым в ул. Онгурен, навьюченном на 26-ти лошадях. Отмечалось, что члены отряда были одеты в крестьянскую одежду, на головах «казенные фуражки». Винтовки были спрятаны в мешки и приторочены к седлам.

Порой, из–за недостоверных и ошибочных сведений происходили «забавные» курьезы». 10 августа военному руководству большевиков поступили сведения, что в улусе Кутул /Ольхонский район/, «требуя у местнаселения хлеба и мяса», расположился повстанческий отряд. Принимая во внимание важность задачи по уничтожению отряда Загорского, 11 августа из с. Косая Степь в район ул. Кутул выступил 2 Истреботряд 2 Кавэскадрона 35 Кавполка под командованием Маслова.

14 августа из с. М. Голоустное выступил отряд из состава 2 Кавэскадрона 35 Кавполка численностью 5 «сабель» под командованием Фокина. 15 августа отряд Фокина, объединившись в с. Куртун с 3 Истреботрядом численностью 25 «сабель» командованием Ямина, выступил в район ул. Кутул. Для перекрытия повстанцам возможных путей отхода, из г. Верхоленск в с. Манзурка переброшен отряд численностью 25 «штыков» из состава 8 роты 108 полка /бывший 315/. Остальным частям предписывалось на своих участках нести усиленную разведку и находиться в состоянии повышенной боевой готовности. Окончилась данная боевая операция тем, что была установлена принадлежность отряда, находившегося в ул. Кутул и «требующая у местнаселения хлеба и мяса». Этим отрядом оказался вышедший 3 августа из с. Манзурка Кавотряд 2 Кавэскадрона 35 Кавполка численностью 20 человек под командованием Чижова. Кавотряд Чижова, дойдя до ул. Онгурен и не обнаружив повстанцев, 25 августа прибыл в с. Ользоны.

К концу лета у военного руководства губернии имелось значительное количество информации о личном составе отряда и его руководителях. В частности было известно, что в отряде состояли: Максимов, Савицкий, Клеменко, Соболевский, Ушаков, Лутков, Добровольский, Подкладчиков, Соколовский, Ренев, Голубев, Челяузин, Тарбеев, Богочевский, Нестеров, Петров, завхоз отряда Ефим.

Руководители: 1. В.М. Шапошников /Полковник/ Папаша/ – являлся политическим руководителем отряда и проводил среди населения агитацию за свержение Соввласти. На вид 57 – 60 лет, седой, высокого роста, коренастый, имел крупные черты лица, прямой нос, борода, густые брови; женат, дети – дочь Галина, сыновья Владимир и Борис; образование среднее, военного образования не имел; с 1908 по июнь 1921 служил управляющим Алексеевского Винокуренного завода, с перерывом с 1915 по 1917 год, когда состоял на службе в переселенческом управлении г. Иркутска агентом по перевозке китайцев и около года служил счетоводом в Монгольской экспедиции. В июне 1921 года, боясь ареста за «контрреволюционную деятельность» при Колчаке и порку крестьян милицией, вызванной на винокуренный завод, ушел в «банду».

2. Штабс – капитан М.К. Загорский являлся военным руководителем отряда. На вид 35 – 45 лет, среднего роста, худощавый, блондин с проседью, носил небольшие рыжие усы, уроженец из под Прусской границы. До 1921 года, скрывая свое воинское звание, под фамилией Егоров служил сначала в Н. Удинской милиции, позже числился «офицером» Зиминского райвоенкомата /в соответствии с приказом № 24 Начальника Н. Удинской милиции, с 15 мая 1920 г. Егоров назначается на должность младшего милиционера в 3-й район. Согласно приказа № 37 по Управлению Н. Удинской уездной Советской Рабоче– Крестьянской милиции от 31 декабря 1920 г. младший милиционер 3-го района Егоров зачислен за штат/. Первая информация о «офицере Егорове», бежавшем совместно с командой Зиминского райвоенкомата в составе подпоручика Бутакова и прапорщика Губанова и продвигающемуся по Нижнеудинскому уезду с удостоверением, выданным Особым Отделом ВЧК 5-й Армии, появляется в июне 1921 года. Примерно в это же время в Нижнеудинском уезде фиксируется отряд численностью до 70 человек под командованием Егорова. В 1922 году М. Загорский появляется в отряде В. Шапошникова.

В конце сентября – начале октября отмечалось активное движение лодок по озеру Байкал. Лодки с повстанцами приходили со стороны о. Ольхон в район маяка /севернее Бабушкиной Губы/ для проведения боевых операций в полосе Прибайкалья. Согласно имеющимся агентданным ГПУ, на о. Ольхон могли скрываться значительные силы повстанцев. Предполагалось, что там же может находиться база с продовольствием и награбленными товарами. Считалось, что делами снабжения базы управлял бывший жандармский офицер Антон Ананьев. Дополнительно имелась информация о возможности объединения отряда Загорского с «бандой Тарельских озер», насчитывающей в своих рядах более ста человек. Место дислокации «банды Тарельских озер» – от с. Качуг к побережью Байкала, район верховий рек Сарма и Лена.

В октябре группа Загорского оперировала в Приольхонье. Повстанцами убит Член Эхирит – Булагатского Айревкома – А. Бороев. 30 октября для нейтрализации повстанцев из с. Усть – Орда в район с. Куртун выдвигается Кавотряд Особого Кавэскадрона численностью 16 «сабель» при 1-м пулемете «Люис» под командованием комвзвода Маслакова. 31 октября, с той же целью и в том же направлении, из с. Усть – Орда выходит второй Кавотряд Особого Кавэскадрона численностью 16 «сабель» при 1-м пулемете «Люис» под командованием Комкавэскадрона Чижева.

Вечером 3 ноября группа повстанцев численностью 11 человек прибыла в ул. Хальский /район мыса Крестовский/, где остановилась на ночлег в юрте М. Соборки. 4 ноября проводивший разведку в данном районе Кавотряд под командованием Чижова отправил к улусу Хальскому дозор. Дозорные – Тюриков и Комвзвода Хромихин, подъехав к улусу, спросили у местного жителя Мандана Д. о наличии повстанцев в улусе. Получив отрицательный ответ, вернулись с докладом к Чижову. Данный эпизод дал возможность отряду Загорского покинуть улус и, укрепившись на ближайшей скале, вступить в бой с красным отрядом. В ходе завязавшейся перестрелки повстанцы отступили и в течении 3-х суток «безрезультативно» преследовались красным отрядом, после чего рассеялись группами по 2 – 3 человека в районе сел Куртун – М. Голоустное. Вину за неудачно проведенную операцию, позволившую М. Загорскому с отрядом уйти от преследования без потерь личного состава, Начбоеучастка Чижов возложил на местных жителей. В списке обвиненных и арестованных за «пособничество бандитам» значилось 17 человек, в числе которых состояло 4 женщины. Среди арестованных были член Еланцинского Исполкома, учитель из с. Еланцы, муж фельдшера из ул. Тогот и крестьяне из окрестных сел и улусов.

В течение года отношение крестьянства к повстанческому движению изменялось. Поддерживать повстанцев становилось все опаснее и невыгоднее. Постепенно происходило расслоение крестьянского общества, появлялось все большее количество жителей, готовых открыто выступать против «белобандитов и их пособников». В деревнях, где отмечалось сильное влияние повстанческих отрядов, с конца 1922 г. начали создаваться добровольческие дружины. Выражение такой смены общественных настроений особенно ярко проявилось в ноябре 1922 г. в с. Куртун. Красным отрядом, благодаря помощи односельчан, в короткий срок была собрана подробная информация о жителях, оказывавших поддержку повстанцам.

1923 год

«Госинфсводка № 5. Иргуботдела ГПУ за время с 27/1 по 6/2 1923 г. … В Ново–Никольском и Кутульском Волисполкомах Эхирит–Булагатского аймака нет секретарей, в последнем секретарь убит бандитами, все дела Волисполкома уничтожены … . Начиркгуботдела ГПУ.» ГАНИИО Ф.1, оп.1 , д.1067. л.38..

28 марта 1923 года группа из 4 «всадников» во главе с М. Загорским вошла в с. Куртун. Отрядом убито 9 человек и один ранен. Четверо из пострадавших прибыли в с. Куртун из Селенгинского уезда для покупки хлеба. Остальные являлись местными жителями, которые в ноябре 1922 г. при проведении красным отрядом арестов «пособников бандитов» активно давали показания на своих односельчан.

Дальнейший ход событий временно переносится в Селенгинский уезд. 30 марта с мыса Крестовский, пройдя через оз. Байкал, на «заимку Облом» прибыло 4 человека. Приехавшие представились топографической группой под начальством Завтопографработой В. Эберта. 31 марта группа военных топографов прибыла в ул. Энхалук. На вопросы местных жителей о своей принадлежности топографы отвечали, что они прибыли для съемки плана побережья оз. Байкал, от с. Гремячинское до с. Посольска. Штаб и базу топографической партии планируют разместить в д. Сухая, куда из г. Иркутска прибудет обоз в составе – 11 человек на 11 подводах. 1 апреля в с. Кудара от начальника топографической группы Восточного берега оз. Байкал на имя начальника милиции и Предволисполкома получено отношение с просьбой – по прибытии топографического обоза представить ему подводы и препроводить в д. Сухая. Под документом подписано – «основание: Приказ ШТААРМА 5 и ВОСО № 119/8 сек от 4/3 — 1923 г. и удостоверение № 1229/секрет/ от 16/3 — 1923 г., подпись В. Эберт». Ошибочность написания данного документа заключалась в том, что к этому времени ШТААРМ 5 и ВСВО был расформирован.

М. Загорский, а под фамилией В. Эберта действовал именно он, находясь на зимовке в тайге об этом не знал. Такая ошибка при заполнении документов сразу вызвала подозрение. С этого момента группу М. Загорского пытаются ликвидировать на территории Селенгинского уезда.

3 апреля группа Загорского прибыла в д. Горячинск. 5 апреля – в д. Гурулево. 9 апреля топографы пребывали на озере Котокель, где наложили разверстку на «артель местрыбопромышленников». 10 апреля в с. Зыряновское Председателем Сельсовета был задержан член группы топографов, который ночью 11 апреля, убив часового, бежал из «арестного помещения».

Несмотря на предпринятые меры, группу Загорского на территории Селенгинского уезда нейтрализовать не удалось. Уходя от красных отрядов, М. Загорский переходит через оз. Байкал и в 20-х числах апреля появляется в районе улусов Сарма – Онгурен.

Очередной раз, понимая важность ликвидации М. Загорского, военным руководством губернии принимается решение уничтожить остатки повстанческого отряда. Отряду УГПУ и О/О 35 дивизии под командованием Першина ставится задача пройти по маршруту Кутул – Сарма – Онгурен. 24 апреля для пресечения возможного перехода повстанцев в Балаганский уезд отправлены два отряда. Первый отряд, состоящий из коммунаров и милиции численностью 10 человек под командованием Командира 1 взвода 10 ОН Верхоленской роты Селиванова, вышел в район Бирюлька – Харбатово. Второй отряд, состоящий из членов РКСМ численностью 10 человек под командованием сотрудника УГПУ Скубилина, выдвинулся в район с. Манзурка. Командиры отрядов были снабжены схемами дорог и троп, между отрядами установлена связь. В результате проведенной военоперации группы Загорского обнаружить не удалось. Однако было выяснено, что в районе ул. Онгурен находились четыре инженера по исследованию местности /топографы/, хорошо вооруженные и имеющие пулемет «Шоша». Инженеров – топографов предупредили о нахождении в этом районе «бандитов». В свою очередь топографы обязались в случае появления «банды» поставить в известность военное командование губернии.

В первых числах мая, после встречи с красным отрядом топографы Загорского снова переходят оз. Байкал и отмечаются в Селенгинском уезде. 18 мая, уходя от преследования красных отрядов, группа Загорского направляется в Баргузинский уезд.

С уходом М. Загорского в Приольхонье закончился этап вооруженной, активно поддерживаемой населением борьбы с большевиками. В Эхирит–Булагатском аймаке и дальше продолжали действовать «банды» Кочкина, Огнева, Суханова и других, но их действия попадали под определение – «уголовный бандитизм». Следующим вооруженным антисоветским выступлением Приольхонье отметится в 30-е годы, в период проведения коллективизации – отряд Иннокентия Марковича Жбанова, но это уже другой рассказ.

Смутные времена и яркие судьбы, яркие и трагичные. Кто эти люди, принявшие участие в невероятном по своей жестокости братоубийственном противостоянии? Большевики, повстанцы … – все эти люди являются частью нашей истории, которую надо знать и помнить.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

47