Меню
0+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

27.06.2019 10:49 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 24 от 27.06.2019 г.

СЕГОДНЯ СУДЫ РАБОТАЮТ В ОДНОМ НАПРАВЛЕНИИ – НАКАЗАТЬ

Автор: Е.Петрова

– Алексей Николаевич, на Ваш взгляд, как человека, который знает Сергея Николаевича Копылова, бывшего мэра Ольхонского района, которого осудили на 3 года колонии за предоставление земли фирме, занимающейся строительством дороги на Байкал, и можете судить о ситуации, что называется изнутри, почему так произошло? Почему такой суровый приговор?

– Я как депутат Государственной Думы много работаю в территориях и вижу тенденции, которые происходят в нашей стране в судебной системе. Я был уверен, что именно так и будет, потому что практика показывает, что у нас почти нет оправдательных приговоров. Это говорит о чем? Что сегодня суды безоговорочно принимают сторону прокурора. Почему это происходит? Сегодня у нас суды, следствие и прокуратура работают в одном направлении – наказать. И если какие-то упущения делает следствие и недорабатывает прокурор, эти все огрехи и ошибки исправляет суд. Поэтому, в любом случае, даже если человек не виноват, но для отчетности нужен уголовный процесс, найдут возможность его посадить. То же самое случилось и с Копыловым.

– Но это дело рассматривают уже более трех лет...

– А давайте вспомним, как это все происходило. Более сорока сотрудников плюс ОМОН приехали в четыре утра арестовывать мэра прямо у него дома. Какую шумиху они устроили! По телевизору показали эти «маски-шоу», как мэра арестовали, изымали документы в администрации. А что его было арестовывать, если ему предъявляют всего, что он в аренду три участка выделил? Ну зачем это делать? Могли взять объяснительную, нет, его посадили на два месяца. Пытались воздействовать психологически, оказывали давление на его семью, опозорили перед всем районом. Люди же у нас верят средствам массовой информации, – если возбудили уголовное дело, значит, точно виноват. Мы же никак не думаем о последствиях. А что такое Копылов для района? Только с его приходом стали ремонтировать школы, построили больницу, пожарное депо, дороги стали асфальтироваться. Люди стали жить! Стали развиваться малый бизнес, сфера услуг, торговля, местные жители стали организовывать фермерские хозяйства, строить гостиницы, куда приезжают наши жители, – все равно Байкал притягивает. Гостиницы должны быть, а кто их сделает, если не местные жители? И самая главная проблема – Копылова сначала опозорили, несколько лет следствие издевалось над ним, а сегодня выносят приговор. Лично я знал, что что-то будет, потому что так просто они бы не отошли. Это происходит не только в Иркутской области, это происходит по всей России.

– А почему? Как такое происходит?

– Я как член бюджетного комитета вижу, какие суммы предусматриваются на оборону, правоохранительную деятельность, образование, здравоохранение и культуру, и могу сравнивать, в каком соотношении расходы на эти цели в развитых странах. У нас статья расходов на правоохранительную деятельность больше, чем мы тратим на оборону. Ежегодно, при уточнении параметров бюджета в июне, всегда происходит увеличение, не стал исключением и этот год.

То есть – мы всегда поощряем наших прокурорских работников. О чем это говорит? Они арестовали мэра, губернатора, министра и приходят к президенту и говорят: «Видите, как мы хорошо работаем! И для того, чтобы нам еще эффективнее работать, нужно дать еще больше денег». И мы снова выделяем прокуратуре дополнительные денежные средства. Вот посмотрите, какая таблица.

Внося изменения в бюджет 2019 года мы снова 16,6 млрд. рублей добавили на правоохранительную деятельность. У нас сегодня в структуре федерального бюджета затраты на здравоохранение и образование вместе взятые равняются затратам на правоохранительную деятельность.

– Ни в одной стране мира такого нет! Посмотрите среднестатистическую заработную плату Российской Федерации и во всем мире, – у нас заработная плата учителя и врача на порядок меньше, чем у сотрудника правоохранительных органов или прокуратуры. Там, где строят тюрьмы и финансируют правоохранительную деятельность больше, чем образование и медицину, там явно будут процветать нездоровые тенденции. Когда мы вкладываем только в систему правоохранительную, она и обязана выполнять свою работу. Поэтому и нет оправдательных приговоров. Вы посмотрите, сколько служащих у нас в прокуратуре. У нас затраты на правоохранительную деятельность составляют 9,3% всех денег, которые тратим.

Мы сегодня говорим одно – наша правоохранительная деятельность больше тратит, чем оборона в

1,4 раза. То есть, мы на оборону тратим всего 987 млрд. рублей в год, а на правоохранительную деятельность

1 410 трлн.рублей. То есть мы от внешних врагов оберегаемся меньше, чем от внутренних. У нас, что внутренние проблемы!? Мы с социальной политики сняли 17,4 млр. рублей, с наших инвалидов, пенсионеров, малоимущих и добавили 16,6 на правоохранительную деятельность. Так вот поэтому и садят наших мэров не за что.

– Но мы же все понимаем, что Копылов пострадал от того, что выделил землю, которую использовали под строительство дороги.

– Следствие показывает, что личной заинтересованности у мэра не было. Была только одна задача – построить дорогу. Во всем мире дробильные установки и асфальтобетонные передвижные комплексы размещаются рядом со строящейся дорогой. Для чего? Чтобы горячий асфальт укладывать, и было качество. А мы возим за сто километров, асфальт остывает, его потом катают, и раскатать не могут. Когда холодный асфальт раскатывают, в нем появляются поры, вода зимой все рушит. А если бы это все было, как в нормальных цивилизованных странах, –

у них все идет с колес, и все эти передвижные асфальтобетонные комплексы рядом находятся, то наши дороги были бы качественными.

– Но ведь прокурор говорит, что это территория национального парка.

– Какой национальный парк! Всем доказано, что нет границ у национального парка. Вы посмотрите – в двух километрах от этого места устроили такую свалку грандиозную. Вот там свалка не заражает, а здесь завод – заражает! Да, этот участок находится в 25 километрах от Байкала, а в 27 километрах – огромная свалка, по территории не уступающей иркутскому полигону. Вот там ничего не заражает! А когда не было дороги, куда наш прокурор смотрел? Который сейчас с Ольхонского района перешел в Эхирит-Булагатский, и обвинения предъявляет. Он же видел, что пока не было дороги, всю Тажеранскую степь бороздили машины. По двадцать-тридцать параллельных стихийных дорог было, которые нарушали и почву, и все. Но никогда прокурор никому не сказал, почему дороги нет. Мог бы тоже предписание губернатору написать – делайте дорогу. Степь-то портится! Понимаете, у нас логики нет – мы толковых, образованных, инициативных мэров приучаем, чтобы они были под колпаком у прокурора. Чтобы они – шаг влево, шаг вправо – расстрел. Зачем нам такие «беззубые мэры» нужны, которые не дадут движения вперед? Я уже говорил и обращение писал свое – вспомните наши фильмы, когда председатель колхоза или директор завода, секретарь обкома, брали ответственность на себя, принимали решения, рисковали, добивались поставленной цели. Мы процветали. А сегодня – застой сплошной. Полностью деградирует частный бизнес, потому что прокурор его «мочит» день и ночь. Люди спокойно вздохнуть не могут. У нас по статистике каждый год сокращается частное предпринимательство.

Прокуратура увеличивает свою заработную плату и списочный состав, им нужно в Москву отчитаться. Поэтому это не последний арест! Сегодня-завтра какого-нибудь другого мэра посадят, для Москвы-то отчет нужен.

Это самая главная проблема Российской Федерации – мы инициативных людей превращаем просто в амёб, которые ничего не могут, ничего не хотят и, главное, не будут делать.

– Сейчас разные общественники организовывают флешмобы, акции, письма пишут в поддержку Сергея Копылова. Как Вы думаете, все это может повлиять на пересмотр дела?

– Незнаю. У нас власть, к сожалению, особенно, правоохранительная система, она не слышит общество. Это разные люди. Мы живем одной жизнью, они – другой. У них она сытая и хорошая, а здесь – проблема на проблеме и страх.

– Алексей Николаевич, а Вы, как депутат Государственной Думы, неужели не можете ничего предпринять?

– Знаете, недавно была прямая линия с президентом. Мы же опустились до того, что делаем только то, что президент сказал. Мы деградировали. У нас на местах почти никто не работает, у нас решает все один президент. У нас все перестали работать потому что, я повторюсь, нормальные квалифицированные образованные кадры ушли с этого дела, остались те, кто дорабатывает свой срок, просто получает неплохую заработную плату, и все. Мы полностью на корню истребили класс нормальных инициативных работников на местах.

Но и возможности президента сегодня не безграничны. Вспомните, 2 года назад жители острова Ольхон обратились к президенту на предмет строительства дороги. Владимир Владимирович дал жесткое указание дорогу запроектировать и сделать. Позже на встрече в Бурятии он публично спрашивал, как обстоят дела, и что? До сих пор даже нет проекта. Потому что прокурор говорит: «Это национальный парк, и стоить дорогу вы там не будете!». А то, что бездорожье наносит намного больший вред природе, чем цивилизованная дорога, и что президент поручил, прокурору глубоко все равно.

– То есть Вы, как любой общественник, в данной ситуации бессильны?

– Ну что может Государственная Дума? Принять закон? Какой мы можем закон принять, только, чтобы им снова заработную плату повысить. Вот у нас таблица. 16 млрд. рублей на повышение заработной платы и прочее.

– А Вы голосовали?

–А куда деваться?! Если я не проголосую за это дело, нам не дадут школу в Хомутово достроить, у нас 480 млн. рублей федеральных денег на Хомутово нужно, и эти деньги в этом году будут. Ну, проголосую я против, и они эту школу «развернут». Простой механизм. Также необходимо еще 480 миллионов рублей федеральных денег на реконструкции дороги на улице Баумана в Ново-Ленино. И про это нужно помнить.

– Но когда-то же это должно закончиться...

– Не в нашей жизни. Сегодня тенденция такая, что в ближайшее время я не вижу перспектив.

– Все-таки, если без эмоций. Как Вы считаете, способны ли адвокаты Копылова что-то предпринять, чтобы снизить срок?

– Я думаю, что здесь политический вопрос. Это не плоскость юриспруденции. Это политика. Мэр должен сидеть в тюрьме. Был бы не Копылов, был бы Сидоров, какая разница, кому сидеть. Они должны отчитаться наверх, что ведут борьбу с коррупцией, с нарушением полномочий. Вот вопрос самый главный. Это – тенденция нашей российской системы.

– То есть мы должны все сидеть и бояться?

–А мы итак уже все сидим и боимся. Только не говорите, что Вы не боитесь тоже. Я думаю, что когда срок моих полномочий в Государственной Думе истечёт, мне все это вспомнят и покажут, на сколько я наговорил за эти 5 лет. А мне будет только одно сказать, что за это время нам удалось построить 14 школ, 4 детских садика, 2 спортивных стадиона и 16 фельдшерских пунктов, 17 многофункциональных спортивных площадок и, надеюсь, построим 2 современных спортивных комплекса в Ленинском районе города Иркутска.

– И что, теперь всем сидеть тихо и опустить руки?

– Я считаю, что даже в этой ситуации нужно пытаться добиться правды и справедливости. Лично я буду предпринимать все возможные попытки к тому, чтобы изменить положение дел и помочь Сергею Николаевичу.

Надеюсь, губернатор Иркутской области Сергей Георгиевич Левченко не промолчит, и не сделает вид, что ничего не произошло, депутаты Государственной Думы и Совета Федерации скажут свое слово. Но в любом случае, решить это вопрос может только активная жизненная позиция жителей.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

43