Меню
0+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

25.07.2019 16:27 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 28 от 25.07.2019 г.

Боль и надежды байкальских зверобоев

Автор: Александр Махачкеев

Когда раздастся залп ольхонских нерповщиков, возвещая об их прибытии с опасной охоты?

Вопрос снятия запрета на отстрел байкальских нерп поднимается на протяжении последних нескольких лет. Между тем, это традиционный промысел местного населения, а нерпичий жир и мясо это ценный продукт питания.

Залп прибытия с охоты

Я угощаюсь нерпятиной у своего баргузинского дяди, женатого на ольхонской бурятке. Дядя Содном из Хилганы говорит, что вырос на карасях (ели круглый год, заготавливая возами на зиму), а тетя Маша из Алагуя – на нерпе: «Мой отец – Михаил Капитонович Сопходоев воевал и вернулся в числе тридцати односельчан фронтовиков. Среди них было три женщины. Отец вернулся с фронта весь израненный, а когда окреп, сразу пошел на охоту. У него было все снаряжение, специальная маскировочная ткань — щиток, с прошитыми дырками для глаз, санки, наколенники, сплетенные из конского волоса и закрытые по бокам солнцезащитные очки, белая шапка. Конечно, винтовка. Он ходил с напарниками. Возвращались черными от ослепительного, отраженного льдом солнца. Помню, яркий весенний солнечный день, сезон охоты был весной, искрящийся снег и тушки нерпы — хаба по-бурятски, перед амбаром».

Охотники месяцами жили на льду, а когда он трескался, продолжали промысел среди льдин на лодках. Их возвращение было для родных настоящим праздником. Охотники возвещали о своем прибытии залпом и одиночными выстрелами в воздух. По этим выстрелам сельчане узнавали, все ли вернулись с тяжелой и опасной охоты. Потом мужчины разделывали добычу, женщины варили мясо и, как это принято у бурят, угощали всех родственников и соседей. Также делали после удачной охоты на диких копытных или после забоя скота.

Из глубины веков

Мясо нерпы действительно редкий продукт, кроме ольхонских бурят, подлеморских эвенков и русских рыбаков из Усть-Баргузина его никто, собственно, и не ест. Ведь «Охота на морского зверя – нерпу, проводившаяся бурятами на оз. Байкал, представляет собой уникальное явление для кочевников-скотоводов. Морской зверобойный промысел настолько неожидан для культуры номадов, что трудно упрекнуть в чем-либо А.Д. Грача, образно написавшего: «Никому не придет искать в степях Монголии охотников на морского зверя; столько же нереально искать в пределах циркумполярной зоны, на берегах Северного Ледовитого океана, людей, пасущих овец и верблюдов», говорится в книге «Буряты». Морское зверобойство возникло еще в каменном веке и на всех этапах развития сохраняло преемственность в традициях и устойчивое их сохранение. «Это обстоятельство убедительно доказывает то, что прошлое ольхонского края связано с его аборигенами – предками бурят, тунгусов и самодийцев», писал Н.П. Егунов. В наше время морской зверобойный промысел бурят исследован С.Г. Жамбаловой в книге «Профанный и сакральный миры ольхонских бурят (ХIХ-ХХ вв.)». Новосибирск, 2000.

Нерпа находится на вершине пищевой цепочки и само ее существование характеризует Байкал как море. Нерпа в основном питается голомянкой, конкурирующей с омулем за пищевые ресурсы и тем самым, нерпа способствует росту популяции омуля, основной промысловой рыбы.

Несколько лет назад молодой русский рыбак из Усть-Баргузина рассказывал мне, что на промысле другого мяса кроме нерпы у них в бригаде не бывает, а они часто попадают в сети. Предпочитают мясо молодого тюленя, поскольку у возрастных животных сильнее ощущается специфический морской аромат. В прошлом нерпятину ели и баргузинские буряты. «Мой дед любил это мясо, — вспоминает Валентина Шагжиевна Цыренова, уроженка села Хилгана. – Нерпятину привозили ему с Усть-Баргузина. Возможно, обменивал на рыбу. Тогда у нас ее было много, ловили даже осетра, и я помню, как солили черную икру».

Байкальский деликатес

Ласты нерпы являются деликатесом, в отваренном виде они мягкие и нежные на вкус. Само мясо тюленя черное на цвет и не отдает рыбой. Оно пахнет морем, Байкалом и приморские жители едят его в натуральном виде, без соусов и приправ. Холодную нерпятину хорошо есть на завтрак, оно настолько калорийное, что можно целый день ходить сытым. Запивают его горячим чаем, холодная вода, как и при употреблении жирной баранины, не рекомендуется.

Сало нерпы белого цвета, не замерзает в морозилке холодильника и при комнатной температуре быстро тает. В соленом виде это просто объедение! Оттенять его вкус ничем не нужно. Разве что, отварной картошкой. Из него готовят следующее блюдо. Кусками бросают в кастрюлю, сверху укладывают рыбу целиком (лучше всего хариус), на нее укладывают мелко нарезанный картофель и доводят до готовности.

Где же можно отведать нерпятину? Ее нет в улан-удэнских и иркутских ресторанах. И вряд ли появится, поскольку она на любителя, уж слишком специфичен ее вкус.

Тотальный запрет

В настоящее время добыча нерпы находится под запретом. На условиях анонимности со мной согласился поговорить один из профессиональных зверобоев Андрей Д.: «Раньше, еще в 90-х годах мы легально добывали нерпу. У нас была заготконтора. Ходили на промысел бригадами. В день добывали по 2 – 3 нерпы. Иногда больше. Сдавали шкуры и жир в аптеки и на зверосовхоз. Мясо нерпы всегда входило в рацион ольхонских бурят. В начале зимы мы забивали ууса – скотину на мясо. Весной это мясо заканчивалось, но начиналась нерповка и мы переходили на нерпятину. А летом забивали овец. Ну, и круглый год была разная рыба, в зависимости от сезона. Охотились как скрадыванием, с ружьем, так и мордами живьем ловили.

Сейчас никуда не ходим. В лес на охоту не ходи, рыбу не лови, скот не разводи, дрова не заготавливай, только горельник! Ничего на Байкале нельзя! Не знаем, где теперь наша Родина? Все Москва за нас решает! Пока туристы еще едут, но поговаривают, что скоро и им закроют дорогу!»

За регулируемый отстрел

Очевидно, Москва приняла решение о запрете на охоту под давлением «зеленых» и зоологов, которые рассматривают этот вопрос в комплексе с другими проблемами экосистемы Байкала. Это изменение климата, серьезное загрязнение, обеднение прибрежных экосистем, рыбных запасов, лесные пожары и прочее.

Между тем, республиканские власти выступают за снятие запрета на отстрел байкальских нерп. Этот вопрос поднимается на протяжении последних нескольких лет. Зимой 2018 года инициативу проявлял минсельхоз Бурятии. Об этом говорили и 29 марта 2019 года на совещании по мерам восстановления численности байкальского омуля. Было предложено для восстановления численности популяции омуля искусственно регулировать численность бакланов, поедающих рыбу-эндемика.

- Мы обратились к минприроды, такое предложение сделали по бакланам и по нерпе. Там пока позиции нет. Вопрос по нерпе не только в сохранении омуля, но и в сохранении самой нерпы. Так как переизбыток нерпы ведёт к риску потом её мора. И в случае мора ущерб популяции нерпы будет гораздо более значительный, — заявил глава Бурятии Алексей Цыденов.

По данным Байкальского филиала ФГБНУ «Госрыбцентр» численность популяции байкальской нерпы в 2017 году оценивалась не менее 131,5 тыс. голов. Оптимальная численность составляет порядка 90-100 тыс. особей. Допустимый улов мог бы составить 3000 экземпляров в год без вреда для популяции (irk.today).

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

17