Меню
0+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

25.07.2019 16:20 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 28 от 25.07.2019 г.

Известный учитель и краевед

Автор: К. Литвинова, Дочь Ревякина Н.М. – заслуженный работник культуры и искусства Иркутской области

Памяти Николая Михайловича Ревякина

27 июля 1899г. в деревне Кукут, недалеко от Усть-Орды, в многодетной крестьянской семье родился мальчик, которого назвали Колей. Это и был будущий известный учитель и Ольхонский краевед Николай Михайлович Ревякин.

Раннее его детство прошло в родной деревне в играх, забавах и работе. В летнее время с утра до позднего вечера купались деревенские ребятишки в теплой речке, едой в течение дня служили пойманные маленькие рыбки да съедобные травы. Зимой – катание с горок на самодельных ледяных лотках. Весной время проводили в играх – лапта, городки, «бабки» (на бараньих косточках). Это было самое настоящее веселое, беззаботное, босоногое детство.

Обычно с 6-8 лет крестьянские дети помогали родителям по хозяйству, даже немного зарабатывали денег, нанимаясь к соседям «боронягами» за 8 копеек в день. Питание было скудным – картофель, капуста, хлеб. Сладостей не видели вообще, только по случаю перепадало им полакомиться остатком кусочка сахара, который оставляла после себя на донышке перевернутой чашки гостья матери по окончании их чаепития. Это была радость – так радость!

В то время крестьяне не сильно заботились об образовании своих детей: «Подрос, помогает в работе – и ладно!»

Но отец Николая был в этом вопросе более передовым, он рассудил так: «Кольку надо учить, хоть приказчиком будет». Мальчика определили на учебу в церковно-приходскую школу, где проучился он три года при образцовой дисциплине на уроках, поддерживаемой линейкой в руках учительницы Клавдии Гавриловны, а у Анны Степановны ивовыми прутьями.

К учащимся на уроках были жесткие требования – будешь 100 раз выводить каллиграфически неправильно написанное слово на уроке правописания, за партой сидеть должен прямо, не горбясь, так, чтобы локоть руки от парты доходил до подбородка, этим формировалась правильная осанка и не развивалась близорукость. Много времени отводилось зубрежке учебного материала, а также молебствиям в церкви по воскресеньям. Поп Иосиф два раза в неделю проводил в школе уроки Божьего Слова. Кроме этого, всех девочек обучали вязанию, мальчиков выпиливанию по дереву лобзиком.

В 1913 год, в год окончания церковно-приходской школы, ребятам выдавали очень красивые свидетельства, посвященные памятной дате в честь 300-летия царствования династии Романовых. Но жаль, что Николай Михайлович его не сохранил.

1914 год – учеба в деревне Харат, идет война, очень тяжело и трудно, в хозяйстве нет мыла, спичек, керосина, приработок составляет 1,5 копейки за одну изготовленную метлу.

1915-1916 годы. Николай Михайлович учится в Курумчинском двухклассном училище, где у заведующей Монастыревой поддерживается идеальная чистота, для учебы имеется все необходимое – прекрасная мебель, наглядные пособия, учебные принадлежности (тетради, учебники, ручки, цветные карандаши, готовальни и др.). Попечителем этого училища является богатый бурят Ханхасаев, который по вопросам просвещения был на приеме у царя Николая II в Санкт-Петербурге.

Один из мальчиков был женат, его дразнили: «Женатик, женатик», хотя он был совсем юн, но его бурятской семье требовалась взрослая невестка в качестве работницы. Ученики жили в самом училище, а еда у каждого была своя, из дома.

Выпускные экзамены принимались очень строго, кроме своей комиссии из Иркутска приехал инспектор народного образования в надлежащей по чину форме, с блестящими пуговицами и кокардой на фуражке. Экзаменуемый вытягивал билет и тут же отвечал без всякой подготовки. Результатом отличного обучения явилось то, что из 10 выпускников только один мальчик не получил похвального лист. Такой похвальный лист, выданный в 1916 году Николаю Ревякину, выставлен у нас в музее.

Летом 1916 года Николай работает дома по хозяйству, осенью пытается поступить на учебу в учительскую семинарию, но по каким-то причинам его не зачисляют, а в народе сказали: «Где же крестьянского парня примут!».

В 1917 году в Иркутске во времена «керенщины» открываются частные гимназии, доступ в них свободен, и Николай Михайлович один год проучился в одной из них. Началось неспокойное время: белые-красные, красные-белые, на улицах Иркутска стрельба, бои. Затем эти гимназии ликвидируются, школы в период разрухи еще не организованы, на этом обучение закончилось, он вернулся домой в деревню помогать отцу в ведении хозяйства.

В мае 1919 г. началась мобилизация в колчаковскую армию, забрали и Николая Михайловича. Новобранцы жили в здании кинотеатра «Гигант», их водили на учения, затем увезли в г.Канск, потом опять в Иркутск, где продолжилось обучение военных дисциплин. В июле 1919г. узнав, что завтра их отправят сражаться с красными, Николай сбежал из этой армии, тайком добрался до дома и прятался до осени на покосе. Карательные отряды рыскали по деревням и вылавливали беглецов, жестко наказывая родителей, укрывавших сыновей.

Поздней осенью Николай вернулся с покоса домой, его тут же забрали в Красную Армию, где он прослужил писарем, вернувшись домой только в 1923 году.

Опять началась работа по сельскому хозяйству – починка инвентаря (сохи, бороны), шитье сбруй, распилка тёса, плах и проч. Активно действовали белобанды.

С 1924г. стало спокойнее, в деревне активисты во главе с Николаем Михайловичем организуют сельхозкружок, изобретают нововведения, облегчающие труд крестьянина. Даже пробуют с Филиппом Баяновым в инкубаторе с обогревом от керосиновых ламп вывести цыплят. И ведь, получилось – из 50 яиц вылупилось 30 цыплят.

Организуются ликбезы – идет активный процесс ликвидации грамотности среди населения.

В 1924 году Николая Михайловича назначают учителем Оёкской школы, а с 1928г. по 1936г. он работает заведующим и учителем Куртунской начальной школы, где принимает самое активное участие в общественной жизни деревни в качестве агитатора-пропагандиста, ликвидатора неграмотности, секретаря на всех собраниях, государственных мероприятиях, ведет антирелигиозную пропаганду, организует художественную самодеятельность на селе, подписку на газеты. Руководит пришкольным участком, выращивая с учениками овощи на и питание в течение всего учебного года. В школьной мастерской обучает детей резьбе по дереву. На школьных родительских собраниях даются знания и взрослым.

В эти сложные годы укрепления советской власти Н.М.Ревякин не стоит в стороне от таких важных дел, как создание дружины самообороны (в то время Куртун являлся «гнездом» белобандитов), создание комитетов бедноты (комбедов), организации колхоза «Красный пахарь».

В это же время он приобретает первые в такой глуши радиоприемник, велосипед и фотоаппарат «Фотокор», самостоятельно изучает способы пользования ими, и этой техникой, удивляет односельчан. Радио прослушивают вместе с учащимися, взрослыми людьми, бабки же, проходя мимо дома учителя, крестятся – завелась, мол, нечистая сила.

В 1936 году Николая Михайловича назначают инспектором школ, он переезжает на работу в Еланцы, семья остается в Куртуне. Эта работа связана с разъездами и контролем за качеством преподавания в школах Ольхонского района. На эти годы попадает проводимая в стране аттестация учителей, всесоюзная перепись населения, во всех этих проводимых мероприятиях был задействован и Николай Михайлович.

С 1937 по 1939 гг. он работает заведующим и учителем Ташкайской начальной школы. Здесь в 1937 году учился в первом классе будущий Герой Советского Союза, летчик-испытатель Тюрюмин Александр Михайлович. Через 50 лет (в 1987г.) Тюрюмин А.М. был на Ольхоне, у нас в музее, он и рассказал нам, что в 1937г. учился в Ташкае и за хорошую учебу в подарок получил ранец, а кто был учителем, он не помнит. Но мы-то знаем, что в те годы в Ташкае был всего один учитель – Николай Михайлович, который и дал первые знания Герою.

Летом 1939г. Николая Михайловича назначают директором Чернорудской школы, он и успел-то там сделать летний ремонт, подготовить школу к началу учебного года, т.к. с 1 сентября 1939 г. его переводят в школу д.Куреть завучем и учителем начальных классов. Учащиеся в классе оказались смышлёными, активными, из года в год «держали» у себя переходящее знамя. Росли, развивались, переходили из класса в класс, с ними вместе «переходил» и Николай Михайлович и переходящее знамя.

21 февраля 1942 года приходит повестка в военкомат, Николая Михайловича забирают в армию, отправляют в Мальту, где он проходит курс обучения, вот и подошло время отправки на передовую. Но тут поступает приказ: кто старше 40 лет, те направляются в военно-хозяйственные команды и остаются в тылу. Так Николай Михайлович и выполняет различную работу в эвакогоспитале г.Иркутска. Ему вменялось в обязанность обеспечивать продуктами питания раненых солдат, для этого необходимо было ездить за картофелем, ловить рыбу, ходить на охоту.

В декабре 1943 г. его демобилизуют, он возвращается в Куреть, где ждет его голодающая семья, и продолжает работать учителем и завучем. Голод был в это время страшный, семья буквально вымирала и Николая Михайловича по рекомендации райкома партии направляют в Хужир на о.Ольхон директором семилетней школы и учителем географии. Бывший в то время заведующий Ольхонским районом Даханов Дмитрий Дашинович дал такой совет Ревякину: «Поезжай, там и работы много, и семья не будет голодать, при рыбзаводе норма хлеба на человека выше и рыба есть»,

Так и начал свою деятельность в Хужире, но директором проработал всего один год – сказывалось нервное истощение, и по складу характера он не был администратором.

Николай Михайлович занялся только педагогической работой, ведя уроки географии, ботаники и зоолгоии, был самым любимым учителем у учеников. В начале 50-х годов построил сам дом для семьи, настало время заняться исполнением своей мечты – сбором краеведческого материала, особенно Николая Михайловича интересовала археология.

Сплотил вокруг себя ребят, интересующихся историей, природой, бытом населения, организовал краеведческий кружок. Водил ребят в походы, занимаясь поисковой и исследовательской работой. Открыли более 20 стоянок древних людей на Ольхоне, реликтовый ельник в районе самой высокой горы острова Жимы. Собран большой материал по археологии, этнографии, минералогии, флоре, фауне, предметам религиозного культа, нумизматике и пр. Ведется переписка с видными учеными нашей страны – академиками Обручевым В.А., Окладниковым А.П., доктором исторических наук Хороших П.П., профессором врачом-биологом Талызиным Ф.Ф. и др.

На основе собранного материала создан краеведческий музей им. В.А. Обручева, переименованного затем в музей им. Н.М. Ревякина.

Никола Михайлович прожил 84 года – большую интересную и плодотворную жизнь. За учительскую работу был приглашен на Центральные педагогические чтения в г.Москву, где выступил с объемным докладом по краеведческой и педагогической работе. Награжден Министерством образования СССР нагрудным Знаком «Отличник народного просвещения», шестью медалями, грамотами. Избирался депутатом поселкового Совета, неоднократно на общественных началах работал в ревизионной, избирательной и др. комиссиях, являлся членом Географического Общества охраны природы и т.д. и т.п. Персональный пенсионер местного назначения, ветеран труда. Отец 7-х детей, которым прививал честность, правдивость, доброту, внимательное отношение к людям. Дети и внуки стали врачами, учителями, инженерами, летчиками, юристами, счетными работниками и пр. Дед 13 внуков, прадед 22 внуков, сколько правнуков я и не сосчитала, автор своих воспоминаний-мемуаров «Жизнь прожить – не поле перейти..,»

27 июля этого года Николаю Михайловичу исполняется 120 лет со дня рождения, после себя он оставил доброе, незабываемое имя и свое детище – замечательный музей, пользующийся вниманием, любовью и признательностью людей со всей нашей планеты. Иногда он говорил: «Вот прожил я жизнь и никакого богатства не нажил». Да этого и не могло быть, т.к. он никогда не стремился к наживе, это он всегда осуждал. А главное богатство Николая Михайловича — это широта души, щедрость сердца, любовь к детям, людям, природе, активная жизненная позиция, скромность и интеллигентность.

И оставил он людям в наследство свой музей как добрую память о себе, память о замечательном, настоящем педагоге.

В июле этого года на празднование юбилея приезжают на Ольхон его многочисленные потомки – из России, США, Колумбии, Канады, Испании, Австралии – увидеть Байкал, Ольхон и почтить память своего родоначальника.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

26