Меню
0+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

09.04.2020 16:26 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 13 от 09.04.2020 г.

Дочери Ольхона

Автор: О. Имеева, Ноябрь 2019 г. — ​февраль 2020 г.

Надежда Харнутова с племянницей Машей

«...но я — Ольхона дочь, и этим я горжусь!»

Меня всегда привлекали скромные, тихие, незаметные на первый взгляд, женщины. Это не значит, что они были и есть «беленькие, пушистенькие». Нет, у каждой свой характер, свое отношение к жизни, но их всех, о ком хочу поведать, объединяет одно — ​стержень, тот крепкий стержень жизни, который не ломается, не гнется, не поддается никаким невзгодам.

Одна из них — ​Алла Федоровна Васильева, главный бухгалтер совхоза «Еланцинский» в течение 35 лет. После выхода на пенсию до 2019 года вела бухгалтерский учет фермерских хозяйств совхоза. Если нужно, никому не откажет, всегда подскажет, поможет. Никогда я не видела ее хмурой, недовольной чем-то. Всегда приветливая улыбка, желание помочь, кого-то обогреть, кого-то напоить чаем, кому-то дать кров. Дом их всегда, и при жизни Владимира Башалхановича, и когда она осталась одна, ​был и остается полным многочисленными родственниками, подругами и коллегами по работе. Не обходят стороной гостеприимную хозяюшку и соседи. И, если позволяет здоровье, она — ​непременный и уважаемый гость на бесчисленных свадьбах, юбилеях и иных торжествах, считая, что нельзя обижать людей, если приглашают — ​значит помнят, ждут.

У нее замечательные дочь Оля и зять Андрей, внук Володя, ему уже 14 лет. В этом году, благодаря их стараниям, состоялся юбилей Аллы Федоровны. Это был не просто юбилей, это был настоящий праздник для всех участников — ​веселый, песенный, радушный, теплый и сердечный. Память о нем до сих пор согревает наши сердца.

Работает в поликлинике дочь наших незабвенных друзей Татьяна Андреевна Марнуева. Та нить добра, что протянули когда-то Андрей Прокопьевич и Елена Семеновна, не прервалась и по сей день. Скромна, добра, отзывчива наша Танюша (так всегда называет ее Андрей Баргаевич). Невзгоды не сломили ее, она вырастила сына, и мы вместе с ней ждем не дождемся диплома Алеши о высшем образовании, о котором так мечтал его дед.

Таня выпествовала оставшуюся в одночасье круглой сиротой племянницу Лену. Сейчас Елена Анатольевна, выпускница Иркутского лингвистического университета, замужняя женщина, счастливая мама. Они нежно привязаны друг к другу, внимательны и заботливы.

С ранней весны до поздней осени виднеется на огороде согнутая в поклоне фигура: копает, рыхлит землю, садит, поливает, воюет с сорняками (их, кстати, нет вовсе) — ​потому летом у нее все зеленеет, цветет, благоухает. Это ее любовь — ​земля-матушка и все, что можно на ней вырастить. А любовь к земле всосана с молоком матери. Это Валя Лучшева (Чубыкина). И мы, ее соседи и подруги, знаем: не берет телефон — ​значит, в огороде, в самом дальнем его углу, открыта калитка, а дома ее нет, значит, там же. А здоровье не ахти, работа в военкомате нелегка, попробуй, повозись с призывниками, до этого отданы ЦРБ 25 лет. Но главная ее забота — ​внуки. Дети давно взрослые и семейные, а внуки еще нуждаются в помощи бабушки: старшему, который скоро придет из армии, нужно помочь с трудоустройством и жильем, среднему — ​студенту необходима материальная поддержка, а для младших внуков круглый год в запасе конфеты и печенье, всевозможные варенья и постряпушки, при чем каждый раз по какому-то новому рецепту.

А сколько труда вложено во всевозможные заготовки на зиму, и нисколько не жалея результатов своего труда, щедрой рукой раздает своим подругам и друзьям. Но Валентина Степановна умеет не только работать, она умеет и отдыхать. Вся душа русского народа в ее песнях и плясках, а пляшет она очень красиво. Слушая их дуэт с Лидией Иннокентьевной, наслаждаясь их пением, любуясь ими, с грустью думаю: пусть бы злые ветры унесли хоть часть ее болячек, чтобы она могла больше радоваться жизни, петь и плясать.

Часто на улицах Еланцов можно видеть неразлучных подружек, куда-то и к кому-то спешащих. Так иногда, смеясь и подталкивая друг друга, появляются они на пороге нашего дома, чтобы проведать своего глубоко уважаемого земляка и учителя Андрея Баргаевича. Это Аня Маланова и Надя Шомоева. От них исходят только лучики добра и света, с ними легко и радостно общаться, ни уныния, ни жалобы на жизнь, хотя невзгоды и ненастья порой жестоко обрушиваются на них. Я знаю их с давних пор. Когда-то маленькая, очень серьезная девчушка Аня Манхаева сидела за партой у меня в классе. Позже работали вместе в сельском Совете. Аня с маленькими детишками ютится в маленьком домишке. Муж — ​на острове, надо обеспечивать семью мясом и рыбой, хотя не всегда это удается. Я поражалась мужеству и стойкости еще совсем молодой женщины, как она умудрялась без всякой помощи со стороны обихаживать детишек, одевать и кормить на грошовую зарплату бухгалтера. Со временем дети вырастут, получат высшее и среднее специальное образование, женятся, выйдут замуж — ​и все благодаря матери, строгой, требовательной, чуткой и справедливой (отец, Сергей Маланов, ушёл из жизни, когда дети еще учились в школе).

Аня — ​финансист от Бога, ответственная, порядочная, на нее во всем можно положиться. Она интересный собеседник, с ней можно откровенно говорить обо всем. Мы очень привязаны к ее старшей дочери Вере. Не знаем, чем заслужили ее любовь, сами относимся к ней как к дочке, внимательно и строго следим за ее работой на нелегком посту главы Хужирского МО, радуемся ее успехам. За короткое время она сумела сплотить и тех, кто занимается бизнесом, и общественность, и тех, кто работает в учреждениях поселка, привлечь внимание областных и федеральных властей к проблемам острова. И главное, залог ее успеха состоит в том, что она нашла таких сподвижников, которые за время ее долгого отсутствия продолжили все ее начинания, не уронив чести хужирцев.

Надю Шомоеву я знаю с далекого 1967 года. Она, молоденькая санитарка с такой же молоденькой акушеркой, принимала на руки нашу дочку Марину. Никогда не забыть такую сцену: света нет — ​коптилка, Надя, подпрыгнув, похлопав в ладоши, взвизгнув «басаган гараа», исчезает со второй коптилкой, дочка на руках растерявшейся акушерки, которая не знает, что делать дальше. Появляется наконец Надя, оказывается бегала в дежурку, чтобы позвонить Андрею Баргаевичу, что у него родилась долгожданная дочка.

Вот такой «детсад» был — ​то ли плакать, то ли смеяться. Идут годы, у нас внук. И теперь уже серьезная, умудренная годами патронажная медсестра детского кабинета Надежда Шобосоевна внимательно следит за здоровьем не только нашего внука, но и всех еланцинских малышей. А спустя некоторое время наша Надя — ​заслуженный работник здравоохранения РФ. У нее большое сердце, полное любви к людям, и не только к ним.

Начало двухтысячного года. Во дворе у нас три лайки. Однажды ночью, весь окровавленный, с великим трудом доползает до дома самый бесстрашный, самый отважный, не раз спасавший своего друга и хозяйку, Рекс. Куда бежать? Витя в Улан-Удэ, лайка может погибнуть. Звоню Шобосоевне. Она прибегает со шприцами, с лекарствами, нисколько не боясь незнакомой собаки, сама чуть не плача, разговаривая с Рексом как с ребенком, обрабатывает раны, делает уколы. И так два дня подряд, на третий день берусь сама. Рекс выжил. Я до сих пор бесконечно благодарна Надежде Шобосоевне и молю Бога, чтобы он даровал ей здоровье и благополучие.

А дружат Анна Наймановна и Надежда Шобосоевна более полувека, поддерживая во всем друг друга и приходя на помощь, когда это нужно. Это редкий, бесценный дар — ​бескорыстная верная дружба.

Летний воскресный день. ДРСУ. Дежурит моя Иннокентьевна. Иду к ней. Запыхавшись, спешит русоволосая молодая женщина, серые с голубинкой глаза приветливо улыбаются. Знакомимся: Люда Кондакова. Всё сразу располагает к ней: простота обращения, непринуждённость в разговоре, улыбка, заразительный смех. Чувство, как будто давно знаем друг друга. Людмила Юрьевна Кондакова, плановик-экономист некогда большого, дружного, сплоченного коллектива, до сих пор остается стержнем, связующим звеном горсточки работников ДРСУ, не забывая ветеранов, которые когда-то составляли гордость дорожного управления. Редки наши встречи, где-нибудь на каком-либо мероприятии или на улице Еланцов, но волна тепла, сердечности продолжает омывать нас, когда на минуту-две останавливаемся узнать, кто и как. По возрасту она годится мне в дочки, и хотя штормы и бури порой накрывают её с головой, она по-прежнему жизнерадостна и улыбчива. Побольше бы таких людей…

Молчалива, сдержанна в проявлениях своих чувств Наталья Чубыкина (Винникова). Не знаю, как она переносит наше шумное, громкоголосое общество, когда собираемся в гостях у Лиды. Вся её жизнь — ​это труд. Выросшая в многодетной семье, привыкшая трудиться с детства, она никогда не чуралась никакой работы. Сорок семь лет непрестанного труда — ​семнадцать в лесхозе, тридцать в нарсуде: секретарь суда, рассыльная, техничка, сторож, также бралась за любую дополнительную работу в лесхозе, ведь надо было поднимать четверых детей. На пенсии — ​техничка, фасовщица, сторож в магазине, а дома — ​большой огород, цветник, картофельное поле. Она – настоящий и верный друг, глубокая, нежная дружба многие годы связывает её с нашей Лидой. Чувством искреннего, настоящего уважения пронизаны редкие минуты встреч с Андреем Баргаевичем: учитель и ученица, можно только любоваться ими.

С Лидией Иосифовной Поповой нас сблизила общественная работа: я — ​с ветеранами образования, а она — ​с ветеранами Бугульдейской первички. Дородная, статная, красивая, хлебосольная — ​такой предстала она в наш первый приезд в Бугульдейку. Пятнадцать лет она заботилась о своих ветеранах, об их здоровье — ​отправляла в гериатрический центр, в госпиталь для ветеранов войны и труда, помогала доставать необходимые лекарства, заботилась об их досуге — ​ансамбли, концерты, различные вечера, выезды за пределы села. Песнями ветеранов, солистками восхищались зрители районного центра. И всегда в центре внимания и почитания были участники войны, труженики тыла. О них писали в «Байкальских зорях», навещали не только в праздники, но и в будни, приглашали в школу, библиотеку, клуб. И еще многое, незаметное глазу, делалось этой удивительной женщиной, жизненным девизом которой было: ​«Всё для людей». И только нездоровье вырвало её из бурлящей кипучей жизни, о чём остается только сожалеть.

В 20 веке жила в Нарин-Кунте всеми уважаемая семья: Буртушкин Константин Холхоевич и Мария Прокопьевна. Те зёрна добра, что посеяли они в своих детях, дали добрые всходы, пример тому — ​две дочери, Клава и Марго (Маргарита). Обе в прошлом торговые работники, доброжелательные, уважительные к людям, они снискали уважение односельчан не только в своей деревне, но и в селе Еланцы. Многие годы мы были очарованы голосом Клавы Буртушкиной. Когда она выходила на сцену, высокая, статная, черноглазая, чем-то неуловимо похожая на цыганку, артистку театра «Ромэн», и начинала петь, зал Дома культуры затихал, а зрители заворожено внимали её пению. Несмотря на то, что последние годы удары судьбы беспощадно обрушивались на большую семью Буртушкиных, сёстры не согнулись, выстояли, вырастили детей и внуков, поддерживают племянников, и остались приветливыми, внимательными к людям, добрыми душой и сердцем. Под стать им их невестка Буртушкина Ирина Михайловна. С ней всегда приятно разговаривать, спокойная, выдержанная, она давно завоевала уважение и любовь не только своих учеников, но и всех, кто её знает. Её бесконечно уважает наш средний сын Миша, всегда интересуется её здоровьем, посылает приветы, она отвечает ему тем же.

Достойна поклонения и уважения живущая в Харанцах Надежда Борисовна Харнутова, одна из младших сестер Андрея Баргаевича. Я всегда поражалась её умению на мизерные зарплаты совхозного тракториста и разнорабочей растить пятерых детей, живя в маленьком домике, где и двоим-то тесно. Надя была и остается прекрасной гостеприимной хозяйкой, соленья, варенья, мясные и рыбные блюда, стряпня — ​всё умеют её натруженные маленькие руки. Её жизненное кредо, которому она учила своих детей, а теперь внушает внукам — ​«чужого не трогать, помоги кому ещё тяжелее, денег за помощь не бери…». Так с самого детства залаживает она в детях нравственное начало.

Внуки души не чают в своей бабушке, летом, а их 15, все рвутся в Харанцы к дедке с бабкой, а те только успевают варить и готовить. Сейчас им неимоверно трудно, после смерти зятя остались круглыми сиротами дети дочки Лены. Дима и Саяна Аршановы, очень талантливы, поют и танцуют, выступают за рубежом, привозят призы. В поездках всегда помогал отец, теперь надежда только на спонсоров. Но Надежда Борисовна не опускает рук, вместе с Антоном Андреевичем стараются заменить осиротевшим внукам отца и мать. А впереди еще годы и годы учебы детей, лишь бы Бог даровал им здоровье.

В Маломорце тихо, скромно живут два ветерана труда — ​супруги Борбосоевы Виктор (Виталий) Боронсогоевич и Матрена Борисовна. Андрей Баргаевич помнит, как еще подростками они вместе с Матреной Борисовной рыбачили в Тагае. Позже, вместе с мужем, они чабанили в совхозе «Ольхонский» до самого выхода на пенсию. Строгая, заботливая мать шестерых дочерей, бабушка семнадцати внуков, уже двое правнуков, она до сих пор занимается огородом, немало и домашнего скота. В старину и у бурят, и у русских жен выбирали так: «станом должна быть крупная, в теле — ​детей легко будет рожать, должна быть работящей», — ​смотрели как доит коров, как косит сено, как стряпает, чистоплотна ли. Матрена Борисовна соответствовала всем этим требованиям, к тому же замечательно пела, что особенно ценилось в народе. Однажды с Андреем Баргаевичем мы были у них дома. Я была покорена их радушием, простотой, их песнями. И на долгие годы осталась память об этой дружной семейной паре, о Матрене Борисовне и Викторе Боронсогоевиче.

С ностальгией вспоминаю время, когда «Байкальскими зорями» руководила Светлана Николаевна Большедворская, кипучая энергия которой не давала «закиснуть» газете, а различные конкурсы, смотры, новые идеи, сюжеты различных публикаций вдохновляли нас, селькоров и «внештатников» на новые очерки и статьи о родном крае, об ушедших и живущих. А как было уютно и тепло просто посидеть, поговорить обо всём, не боясь кривотолков, и никогда Светлана Николаевна и Владимир Михайлович Молчанов не давали понять, что мы отрываем их от работы. Надеюсь, что когда-нибудь они выпустят книгу об Ольхоне, материал у них накоплен большой и интересный, стоит только взяться. А сегодняшнему редактору Екатерине Александровне Грешиловой и её женскому коллективу не позавидуешь. В тисках финансовой зависимости, когда «ни шаг влево, ни шаг вправо» делать газету очень трудно.

Искреннее уважение и восхищение вызывает всегда мчащаяся на велосипеде или мопеде по улицам Еланцов Галина Васильевна Смолянинова, председатель первичной ветеранской организации села. С её избранием равнодушие, апатия, скука начали покидать многих пенсионеров и ветеранов, привыкших сидеть дома. Как-то я, из любопытства, присутствовала на занятиях оздоровительной гимнастики в спорткомплексе «Байкал-спорт» и была приятно поражена увиденным. Во-первых, количеством — ​23 человека насчитала я, во‑вторых, возрастом — от 56 до 80 лет, занятие ведет специальный тренер, и так захотелось присоединиться к ним, но… Многие «заразились» скандинавской ходьбой, сейчас ею занимаются 15 человек, но будет, уверена, больше, главное — ​есть желание. И надо отдать должное Колесникову Владимиру Васильевичу и его помощницам Булутовой Розе Владимировне и Мотошкиной Антониде Васильевне, которые смогли защитить проект Высшей народной школы и, благодаря им, районный Совет ветеранов стал обладателем 20 пар «скандинавских палок».

А неуемная Галина Васильевна совместно с социальной защитой населения пригласили врача из Ангарска Кудаева Андрея Николаевича, и он провел 16 часов, обучая приемам скандинавской ходьбы пенсионеров. И теперь члены первички вместе с работниками социальной защиты выезжают на соревнования в Иркутск и занимают уже 2—3 места.

Нужно отметить, что совместная работа, тесная взаимопомощь этих организаций дают свои плоды: забота о досуге пенсионеров, об их здоровье — ​и вот уже группа любителей природы, обойдя горы и перелески, отдыхая, пьют чай возле костра, или едут пенсионеры поплавать в бассейне на турбазе «Чайка», и Виктор Владимирович Романов делает им значительную скидку, то проводят различные конкурсы, смотры. В этом году победителями конкурса «Не стареют душой ветераны» стали нарин-кунтинцы. То собирают чтецов, песенников, то сражаются в шахматы и шашки, а зимой становятся на лыжи — ​и всему заводила и организатор, идейный вдохновитель — ​Галина Васильевна.

А огонек общественной работы был зажжен еще в далекие 70-е годы, когда Валерий Хантаевич Хамнуев, тогда первый секретарь РК ВЛКСМ, разглядел в молодом преподавателе физики задатки лидера и по комсомольской путевке направил на работу в милицию, где 16 лет она занималась с несовершеннолетними подростками, успев завоевать авторитет среди них, и только болезнь прервала эту работу. И главное в ней, в Гале Смоляниновой, неравнодушие, любовь к людям, забота о старшем поколении, желание хоть как-то облегчить им жизнь. И хочется, чтобы маячок ее души еще долгие годы горел, не остывая, согревая сердца людей.

Многие годы отдала Онгуренской школе замечательный, эрудированный историк, основатель историко-краеведческого музея школы, теперь он стал музеем деревни, Тамара Семеновна Батагаева, дочь единственного в нашем районе легендарного солдатского Героя. Большая часть музея — ​материал, собранный об отце, газетные вырезки военных времен о подвиге ольхонского парня, разведчика, пулемётчика, прошедшего пекло войны, поэмы, книги, статьи журналистов Бурятии и Иркутска, посвященные Семену Ивановичу и, конечно же — ​вся история деревни Онгурен, история школы, жизнь онгуренцев, прославивших не только ратными, но и трудовыми подвигами свою деревеньку и свой район. Сейчас счастливая мама и бабушка Тамара Семеновна живет в Иркутске у дочери.

Большую трудовую, нелегкую жизнь прожила одна из самых уважаемых женщин острова Ольхон Хахаева Пелагея Васильевна. Вся ее жизнь связана с деревней Ялга, с молочно-товарной фермой колхоза им. Кирова, позже совхоза «Ольхонский». Всю сознательную жизнь, с юности до пенсии — ​доярка. Что значит быть дояркой могут представить себе те хозяйки, которые доят по 2—3 коровы. А за раз 15—18 коров и три раза в день (в 5 утра, 4 часа дня и 7—8 вечера) и все вручную? Подоив, сдать молоко, прибрать в коровнике, прогнать на выпас телят, ночами пасти коров, успевать днями ездить за сеном в Идибу, а это ни много ни мало 7 км. Урывками бежать домой доить своих коровенок, накормить ребятишек, а их у Пелагеи четверо. И так изо дня в день, из года в год. Еще нужно помочь младшим братьям и сестрам (кроме Пелагеи еще 7 человек, она была второй), собрать им посылки, кому мясо-рыбу, кому молоко-сметану, еще нужно успеть накрыть стол — ​чуть ли не ежедневно гости, а рука у Пелагеи Васильевны была щедрая и душа добрая.

И поздними вечерами, несмотря на усталость, песни и ехоор во дворе с подругами, гостями. А когда она успевала выгонять тарасун (он у нее был крепчайший), для меня остается загадкой и по сей день. Одной из первых в 1946 году Пелагее Васильевне была вручена медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». А на начало войны Пелагее Хахаевой было 13 лет. Сейчас Пелагея Васильевна продолжает жить в Ялге (ей 92 года) у младшей дочери Ирины, окруженная заботой и вниманием детей и многочисленных родственников, не забывают её администрация и Совет ветеранов п. Хужир.

Здесь же, в Ялге, в маленьком домике родителей живет Нина Петровна Нохоева (Пестонова), одна из дочерей участника Великой Отечественной войны, блокадника Ленинграда, Почетного гражданина города на Неве Пестонова Петра Марковича. Закончив Хужирскую среднюю школу, Нина Пестонова поступает в Иркутское медицинское училище, по окончании по распределению попадает в Бугульдейскую участковую больницу, соединяет свою жизнь с Нохоевым Владимиром Васильевичем, рождается сын. Семья зажила дружной семейной жизнью. Каждое утро Нина Петровна спешила на свой пост медицинской сестры. Очень ответственная, добросовестная во всем, что касается работы, она никогда не понимала, как можно опоздать на работу, не понимала небрежности, безответственности. Правдивость, принципиальность, честность — ​те критерии жизни человека, которым всегда следовала Нина Петровна. Нежданный уход из жизни любимого мужа — ​и она остается одна с маленьким сыном. Но ни нытья, ни жалоб на судьбу, ни обиды, — ​всё молча, всё в себе, всё достойно, скромно — ​не даром сельчане и коллеги уважали семью Нохоевых. С юности и до сегодняшнего дня любимые увлечения Нины Петровны — ​книги и газеты. Она всегда в гуще событий, происходящих в районе, в стране, за рубежом. Не хуже любого историка знает всех политиков, всех, стоящих у руля власти в той или иной стране. Ей очень не хватает общения, не с кем поделиться своими знаниями. Изредка навещая её, я молча любовалась её хорошевшим лицом, когда она начинала о чём-нибудь рассказывать, и горько сожалела, что такой клад знаний пропадает втуне. А сколько их у нас таких женщин, мимо которых мы проходим, не замечая порой и не интересуясь ими.

Еще одна ялгинка, председатель ТОСа в деревне Мария Борисовна Ненова (Тугулова). Деятельная, энергичная, она поставила себе целью возрождение родной деревни, мечтает открыть музей в амбаре, поставленном прадедом, написать родословную о защитниках Отечества, собирается начать работу кружка шахматистов для детворы, учитель есть — ​заядлый шахматист Герман Нохоев. Задача не из легких, одному не справиться, нужны единомышленники, помощники. С целью пробудить интерес к Ялге, к своим корням ялгинцев, проживающих в России и Зарубежье, она пригласила координатора проекта «Хроники исчезающих деревень» Ангелину Цыбиковну Сосорову и ее помощников в Ялгу, предварительно позвонив нам с просьбой о помощи. Зная все ее задумки, желая хоть чем-то помочь, мы выехали на остров. Очень хочется, чтобы уроженцы деревни, где бы они ни проживали, помогли Маше воплотить в жизнь ее мечту. Пока же Мария Борисовна «бьётся о лед», пишет гранты, чтобы заработать хоть какую-нибудь копеечку для будущего музея, для постройки бурятской, чисто ольхонской юрты, звонит, ездит, хотя дома немалое хозяйство (надо чем-то жить, ведь работы нет), три дочки, которых надо растить и учить. У нее внимательный, всё понимающий муж Юрий Михайлович Ненов. Я же боюсь только одного: не опустились бы руки у Маши, не постигло бы ее разочарование. Моему сердцу Ялга тоже близка, ибо Андрей Баргаевич детство и юность провел в ней, там жили его деды, родители, жил большой клан Тугуловых-Пестоновых.

Часто появляется на пороге сельской или районной администрации невысокая черноглазая женщина, ладная фигурка которой мелькает то в Пенсионном фонде, то в Центре социальной защиты населения, или же видишь ее торопящейся на попутный транспорт, чтобы успеть на прием к чиновникам в г. Иркутске. Это Зинаида Петровна Авраменко, главное предназначение которой на земле — ​быть ходатаем перед Богом и людьми за тех, кому нужна помощь, порой неотложная.

Этот ее дар, спешить на помощь, наиболее ярко проявился в годы, когда она руководила районным отделением партии «Единая Россия». Вот она появляется с наградами и подарками в Еланцынской средней школе — ​идет конкурс «Ученик года», проходят различные научно-практические конференции, спортивные соревнования, конкурсы чтецов, песенные фестивали. Или видим ее в Нарин-Кунте, помогающей какой-то бабке в ремонте дома, вместе с дочкой Настей моют, красят, стеклят. Или же добивается строительства дома для многодетной семьи Бороевых (в семье десять детей). Дом не построили, зато получили трехкомнатную квартиру в Еланцах. А сколько сил и нервов потрачено на то, чтобы помочь семье Оболкиных, и то, что Маша и Алексей живут сейчас в большой благоустроенной квартире — ​частица ее заботы и внимания. Если же кому-то необходима материальная помощь, Зинаида Петровна ищет спонсоров среди единороссов и находит их, пусть немного – две-три тысячи, но для тех, кто едет в больницы, это ощутимая помощь. А сколько еще мелких, будничных забот…

Сейчас же ее забота, печаль и радость — ​внучка Егора Егоровича Тыхеева Марина и двое ее детишек. Оставшихся без крова и без работы в городе, она привезла их в Еланцы. Решив вопрос с проживанием, берется за устройство детей в детсад — ​отказ в одном, во втором, и только в «Солнышке» тепло встречает их и принимает Яковлева Ирина Арсеньевна, хотя туговато с местами. Чувство благодарности переполняет Зинаиду Петровну, и я радуюсь вместе с ней. Теперь надо решить вопрос с работой, а это труднее, ведь дети маленькие, а оставить их, когда болеют, не с кем. Остается надежда на то, что помогут те, кому в свое время бескорыстно помогал Егор Егорович.

Часто встречая в стационаре нашей больницы главную медсестру Залтанову Бэллу Борисовну, никак не могла уяснить себе суть ее работы: ну, сидит в кабинете, кого-то принимает, что-то пишет, без конца телефонные звонки, куда-то отлучается. Присмотревшись, поближе познакомившись с ее работой, пришла к выводу — ​работе главной медсестры не позавидуешь.

Оказалось, что лекарственное снабжение, все современное медицинское оборудование нашей больницы и в ее подразделениях — ​на ее ответственности и контроле, работа «скорой медицинской помощи», контроль за соблюдением санитарно-эпидемиологического режима, да еще техника безопасности и охрана труда (а это к чему?) — ​и за все, за все неполадки проверяющие комиссии спрашивают, прежде всего, с главной медсестры. А еще десятки ежедневных мелких и неотложных дел, требующих внимания, напряженного труда и нервов!

На мой вопрос, как она успевает во всем справляться (а дома еще магазин и трое внуков), Бэлла Борисовна только улыбается и продолжает незаметно, скромно делать такую необходимую работу для поддержания здоровья населения района. Она взяла от родителей самое лучшее: выдержку, тактичность, немногословие — ​от отца, Бориса Харанутовича Харнутова, доброта, желание помочь людям — ​от матери Любовь Инхиреевны. Я хорошо знала их, не раз бывала в их гостеприимном домике. Вспоминаются хлопочущая у стола, что-то весело рассказывающая Люба и с доброй, располагающей улыбкой сидящий в кресле Борис Харанутович. Она — ​медсестра нашей больницы (в старом корпусе), он работник МВД. Дети продолжили их дело: Олег Борисович — ​пенсионер МВД, Бэлла Борисовна после окончания Усть-Ордынского медучилища восемнадцать лет работала фельдшером в Аларском районе. Вернувшись на родину в 2000 году — четыре года медсестра, а с 2006 года — ​главная медсестра. И все 37 лет в трудовой книжке одни только благодарности, почетные грамоты всех уровней, а последняя — ​от министерства здравоохранения Иркутской области. Кстати, дети Бэллы Борисовны пошли по стопам деда, старший сын — ​Тарас — ​подполковник МВД, дочь Майя — помощник мирового судьи, сын Денис — ​предприниматель. А на месте старенького домика родителей Бэлла Борисовна выстроила новый дом и магазин. Но главное, что вызывает искреннее уважение к ней — ​это то, что Бэлла Борисовна любит свою нелегкую, порой неблагодарную работу и не боится брать на себя ответственность за нее. А это — ​не бояться ответственности за дело, которому служишь, в наши дни — ​редкость.

Многие в Еланцах и в районе знают Лидию Иннокентьевну Кеньдюх. Знают, в основном, как певицу с уникальным голосом и поэтическим даром. И мало кто знает, что весь ее жизненный путь был «не розами осыпан, скорее был шипами он унизан». Эта зеленоглазая, с волнистыми каштановыми волосами, с ладной, спортивного сложения фигуркой, с улыбкой «полного задора и огня» женщина — человек невероятной жизненной стойкости и мужества. Закончена школа. Учиться дальше нет возможности. Лида едет в Иркутск, на завод им. Куйбышева. Днем работа табельщицей, вечерами учеба в педучилище на дошкольном отделении. Быть воспитателем детского сада, работать с детьми — ​это была ее мечта. Получен диплом, коллектив тепло провожает молоденькую Лиду Трескину (выскочила замуж, теперь она — ​Кеньдюх) в Еланцы к мужу.

Но путь в детский сад был закрыт — ​не было вакансии. Так Еланцы лишились талантливого воспитателя детей; Лидия Иннокентьевна идет туда, где требуются ответственные, добросовестные работники: секретарь в приемной райкома партии, затем — ​отдел кадров, после декретного отпуска — ​военкомат, затем нарсуд и последние двенадцать лет до выхода на пенсию — ​диспетчер в ДРСУ. И везде она оставляла частичку своего сердца и добрую по себе память у тех, кто работал с ней. В самый расцвет ее творческого дара (пишет стихи, перелаживает на музыку, сочиняет частушки, поет) на нее обрушиваются удары судьбы: в одночасье потеряв родителей, любимого брата, чуть спустя — ​старшего сына, затем мужа, она нашла в себе силы выстоять.

Женился младший, Игорь, дождалась от него внуков, их пятеро, и теперь они ее главная забота. А они, серьезный не по летам Ильюшка, артистичная Танюшка, и трое младших (они еще не научились как следует говорить, уже поют и танцуют) души не чают в своей бабушке. Попробуй найди еще такую — ​поет и танцует вместе с ними, играет во всевозможные игры, сочиняет различные скороговорки, помогает двум старшим готовить уроки, а малышки, перемазавшись в муке, усердно стряпают с бабушкой, учатся мыть посуду, занимаются уборкой и поют. Видно, певческий дар Трескиных и Кеньдюх (Анатолий Михайлович хорошо пел и обладал музыкальным слухом) переходит к их потомству.

А для нас с Андреем Баргаевичем она давно стала членом нашей семьи, и когда она исчезает на неделю-две, он начинает беспокоиться: где Иннокентьевна, звонила, нет? Он давно, с любовью и нежностью, называет ее наша Иннокентьевна. А я и не заметила, как она из жены Толи Кеньдюх стала моей младшей подружкой. Нас сблизила любовь к поэзии, к природе, к путешествиям по лесам и долам и, главное, любовь к жизни, к людям. И «хотя ненастья все сильней», наш главный девиз «Труба зовет» и наше «Прорвемся» дают еще силы жить и радоваться жизни. И я верю: «Прорвемся», — ​выйдет сборник стихов, песен и частушек Лидии Кеньдюх, и старший внук Роман, уже взрослый, самостоятельный, подарит скоро ей правнука, и мы порадуемся за нее. Глядя, как она занимается ремонтом квартиры, перелаживает печь во дворе (в Курети), успевая шить, вязать, готовить, думаю: «Есть что-нибудь, чего бы не умела наша Иннокентьевна", и отвечаю: «Все сможет, нет жизненной ситуации, из которой она не нашла бы выход». Небольшая пенсия, а внукам надо помогать, и она снова идет на работу: «Бригантина», «Пчелка» — ​и там только благодарности и уважение, и нежелание расставаться с ней. Пошаливает здоровье, расстается с работой, но сидеть, сложа руки, не по ней, и начинает стряпать на дому. И главное в ней, Лидии Иннокентьевне, — ​это желание помогать людям, что она продолжает делать по мере сил и возможностей. Было время, когда нас с ней называли «скорой помощью» — ​это когда мы бежали к тем, кому одиноко, трудно. О таких, как Лидия Иннокентьевна Кеньдюх, лучше поэта Н. А. Некрасова не скажешь: «…коня на скаку остановит, в горящую избу войдет».

Много в нашем районе женщин, о ком можно писать статьи и очерки, кому можно посвящать стихи и песни. В каждом доме, в каждом подворье есть жены, матери, бабушки, которыми можно восхищаться и гордиться. Я не ставила себе целью писать о всех женщинах Ольхона (о женщинах-учителях, о подругах написано мною немало), для этого нужны годы, годы и здоровье. Думаю и надеюсь, что найдутся молодые, талантливые, которые возьмутся и напишут когда-нибудь не одну книгу о матерях, которым надо ставить памятники.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

138