Меню
0+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

21.05.2020 15:39 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 19 от 21.05.2020 г.

Команда двух Ольхонов

Автор: Марианна Язева

От редакции: Продолжаем публикацию фантастической повести Марианны Язевой о приключениях подростков на острове Ольхон, которая пишется буквально сейчас, в режиме настоящего времени.

Какие события ожидают главных героев, мы с вами, дорогие читатели, узнаем первыми.

Главы первая и вторая были опубликованы в этом году в № 5 от 13 февраля, третья глава – в № 14 от 16 апреля.

Повесть в прочтении самого автора можно найти в наших аккаунтах: в Инстаграм zori_baikal2018 (также под хэштегом #командадвухольхонов), в одноклассниках Зори Байкальские, в фейсбуке @baikalzori. Также видеоверсия повести размещена на ЮТУБ-канале автора «Марианна Язева» и в плейлисте «Команда двух Ольхонов» на Ютуб-канале «Газета Байкальские зори».

Глава 4,

в которой наступает день рождения

– Представляешь, Минь… – сказала утром мама. – Мне приснилась кошка. Красивая такая, в синем ошейнике с бубенчиком. Полосатая. Говорят, кошки снятся не к добру, но это всё глупости, конечно.

– Не к добру снятся злые сны, – убеждённо сказал Мишка. – А добрые снятся к добру. Тебе злая кошка приснилась?

– Кажется, нет, – неуверенно ответила мама. – Просто – кошка. Ни злая, ни добрая. Не царапалась, во всяком случае.

– Значит, это хороший сон. Мне тоже снился хороший.

– Конечно, хороший, сегодня всё должно быть хорошее!

И мама, прямо как фокусник, откуда-то выхватила яркий пакет и положила его на Мишкину кровать.

– С днём рождения!

В пакете оказались классные шорты с кучей карманов (сначала Мишка насчитал шесть, а потом обнаружилось ещё два потайных!), походная фляжка на кожаном ремешке, а главное – самый настоящий бинокль!

Шорты были немедленно надеты, фляжка («я её помыла кипятком», сообщила предусмотрительная мама) заполнена водой, в бинокль осмотрены все окрестности. Когда первый восторг схлынул, мама, слегка хмурясь, выдала сыну ещё один подарок.

– Я против таких вещей, но ты же знаешь бабу Зину, – сказала она. – Я обещала передать тебе и ничего на эти деньги не покупать.

В узком плотном конверте лежали две пятисотрублёвки.

– Ух ты… – восторженно выдохнул Мишка. – Тыща… Вот прямо моя?..

Мама молча развела руками. Она ужасно не любила подарки деньгами, но с бабой Зиной, папиной мамой, спорить не решалась.

– Не потеряй, – сказала она. – Это серьёзные деньги. И не профукай на всякую чепуху. Впрочем, как хочешь. Или давай пусть лежат у меня, а когда надо будет – возьмёшь.

– Мама! – вскричал Мишка. – Я же уже взрослый, ты сама говорила, и вообще…

Не объясняя, какое «вообще» он имеет в виду, потому что и сам не знал, какое, он спрятал купюры в потайной карман новых шортов. И именно в этот момент позвонил папа, который потребовал немедля выдать ему новоиспечённого именинника с двузначным, как он выразился, возрастом.

– Сынище! – сказал папа. – Я тебя совершенно категорически поздравляю! Мне теперь придётся привыкать, что у меня взрослый сын – это непросто, но я постараюсь. Как вы там без меня, мама не очень часто рыдает, глядя на дорогу?

Мишка слушал, улыбаясь до ушей. Отвечать было не обязательно.

– Ты там сильно не кути, – продолжал папа. – Я знаю, у вас с бабой Зиной тайный преступный сговор, и она финансирует разные твои сомнительные делишки, но всё же не покупай больше четырнадцати порций мороженого враз! Понял?

– Ага, – радостно завопил Мишка, – десять – двенадцать, не больше!

– И не давай там маме скучать! Не в том смысле, чтобы всё время просить что-нибудь сварить вкусненькое или заваливать её своими грязными носками и подштанниками для стирки, а так, по-взрослому, по-мужски!

Мишка понял не совсем, но поддакнул в телефон: не признаваться же, что он не умеет вести себя по-взрослому и по-мужски!

– Далеко не заплывай, – продолжал папа давать указания Мишке, который мог плескаться только на мелководье и с чем-нибудь надувным в руках. – Вот это всякое там «наперегонки с нерпами» отставить, пусть они сами развлекаются. Или с другими туристами, которые без мам приехали. И в тайгу не убегай, пусть звери живут спокойно. Как у вас там со зверями, хищники по улицам бегают?

Мишка честно задумался и вспомнил корову.

– О-о-о! – восхитился папа. – Я так и знал, что у вас там опасности на каждом шагу! Тор-реадор, смелее в бой, рога и копыта наперевес, вымя сбоку, ваших нет!

– Кого нет? – не понял Мишка.

– Шансов нет, – объяснил папа. – Буквально ни одного. Никакая самая дикая корова не устоит перед десятилетним тореадором, особенно если у него бинокль на шее… Как бинокль, Михась, проверил оптику?

Они ещё немного и с удовольствием поговорили про бинокль и научные наблюдения, которые Мишка может с его помощью провести. Потом папа намекнул на ещё один подарок, который он персонально привезёт, когда его отпустят на работе. Мишка начал было допытываться и строить предположения, но папа тут же сказал, что государственные тайны по телефону не сообщают и попросил позвать маму.

Мама взяла телефон и отправилась с ним во двор. Там она ходила по дорожке и что-то рассказывала, а потом смеялась, слушая папу. Пока мама разговаривала, Мишка кое-что вспомнил и сразу же сказал, когда она вернулась в комнату:

– Мам, а ведь у этой вчерашней девчонки, Капитолины, сегодня тоже день рождения, помнишь?

– Конечно, помню, – сказала мама. – Удивительное совпадение, правда? Надо её поздравить, наверное. Всё-таки единственные у нас пока знакомые на острове. Ну, кроме Афиногена Степаныча.

Они позавтракали бутербродами с какао и отправились в магазин, чтобы купить продукты, которых не хватало для праздничного ужина. Для праздника в Мишкином понимании требовался салат оливье с огромным количеством колбасы, жареная куриная нога с фирменными мамиными приправами и бутылка пепси-колы, которая «для здоровья не полезная, но в честь дня рождения можно разрешить». И ещё, конечно, торт – непременно с орехами. Вот такой набор.

Мама прихватила с собой из города и курицу, и колбасу, и даже пакет картошки, но вот яйца и майонез, не говоря уж о торте, требовалось купить. Так что они взяли пакет повместительней и пошли на центральную улицу, где вчера остановился их автобус.

Они опять прошли мимо школы, и Мишка поставил себе задачу: обязательно сбегать сюда и хорошенько обследовать школьный двор, в котором были и стадион, и спортивные снаряды, и какие-то забавные фигуры вдоль забора. Мама не стала заходить в маленькие магазинчики, которые, судя по вывескам, были едва ли не в каждом втором доме, а напрямую нацелилась в стоящий особняком большой магазин. Так посоветовал ей Большой Афиноген.

В магазине было многолюдно и прохладно: гудели кондиционеры, а покупатели потихоньку бродили с корзинками по залу, неторопливо выбирая товары. Наверное, им неохота выходить на улицу в жару, решил Мишка.

Они тоже неторопливо выбрали всё, что надо, мама немного поворчала на цены, а потом вспомнила, что забыла дома солнцезащитные очки и пошла выбирать. Дело это оказалось небыстрое, потому что маме надо было померить каждые и посмотреть на себя в зеркало под разными углами, поэтому Мишка пошёл бродить вдоль полок.

Тут он и увидел Гугля.

– Что ты там нашёл интересное? Давай клади в корзину! – предложила мама, которая выбрала наконец себе подходящие очки. – Что это? Игрушка?

– Я сам заплачу, из своих денег, – сказал Мишка, крепко сжимая в руке забавного ярко-зелёного крокодильчика.

– А! – сказала мама. – Ну да, ты же теперь финансово самостоятельный. Как же я забыла?

Они прошли к кассе, и Мишка разменял первую из подаренных бабой Зиной купюр. Получилась целая горсть бумажек и монет, которую Мишка положил обратно в потайной карман.

Они вышли на улицу, словно шагнули в баню: так жарко показалось там после кондиционированной магазинной прохлады.

– Ну вот, совсем другое дело! – удовлетворённо сказала мама, надевая новые очки. – А то я уже устала щуриться… Так что ты там себе выбрал? Секрет?

Мишка неохотно показал своё приобретение.

– Гляди-ка, крокодил – и зелёный! – порадовалась мама. – А то ведь каких только не делают: то они красные, то жёлтые, то вообще серо-буро-малиновые. Правда, этот цвет тоже какой-то слишком… весёленький, нет?

Мишка пожал плечами.

– Может, он просто ещё маленький, – предположил он. – Не дозрел ещё.

– Так-так, – мама даже остановилась и внимательно посмотрела на сына поверх очков. – Не дозрел, говоришь?.. Ох, узнаю я папу Васю, здравствуй, святая генетика.

Она иногда говорила непонятное, но Мишка переспрашивать не стал, а объяснил маме:

– Я не себе его купил вообще-то. Это так, типа подарок. Ну, ты конфеты взяла, а это уже от меня.

– Вот и отлично, – одобрила мама. – Симпатичный подарок. Славный такой Гена.

– Это вовсе никакой не Гена, – пробормотал Мишка. – Это Гугль.

– Как-как? – не поняла мама. Но в это время мимо них промчалась целая команда велосипедистов, да так лихо, что поднятое ими облако пыли заставило плотно закрыть не только рты, но и глаза.

А открыв глаза и прокашлявшись, они пошли домой.

Глава 5,

в которой продолжается этот долгий день рождения

А потом был Байкал.

То есть, он, конечно же, был всегда, а здесь, на Ольхоне, и вовсе ощущался буквально всюду, но именно в этот день у Мишки случилась настоящая встреча с Байкалом. Вернее, не так: это была Встреча с Байкалом. Настоящая, важная, поэтому именно с большой буквы.

Собираясь, они взяли всё, что полагается брать с собой на пляж: и полотенца, и специальный бамбуковый коврик, и бутылку холодного кваса, и упаковку сухариков, и книжку для мамы, и надувной мяч для Мишки. А ещё фотоаппарат и – куда же теперь без него? – новый бинокль.

Всё хозяйство было сложено в рюкзак, нести который вызвался Мишка. Он ведь был уже вполне взрослый мужчина с двузначным возрастом!

Они довольно быстро вышли на крутой берег и пошли вдоль него по дорожке, вытоптанной туристами. Наверное, сто миллионов ног здесь прошагало, потому что вытоптана земля была очень основательно.

Вдали была видна очень живописная скала. И хотя Мишка впервые был на Ольхоне, у него возникло ощущение, что это очень знакомое место. Вот просто виденное много-много раз.

– Ещё бы, – сказала мама. – На всех сувенирах, открытках, календарях, магнитиках… что там ещё бывает? Да вот на футболках и полотенцах даже, всюду её изображают. Это Шаманка, самое знаменитое ольхонское место. Дай-ка мне фотоаппарат!

Пока мама старательно выбирала самый эффектный ракурс, Мишка потихоньку пошёл вперёд. Он хотел разглядеть, что за яркие разноцветные фигуры виднеются на мысу перед Шаманкой, поэтому вытащил бинокль и навёл резкость.

Пёстрые лоскуты самых разных цветов затрепетали на ветру прямо у него перед глазами, так что от неожиданности Мишка чуть не выронил свой оптический прибор. Тут же в поле зрения всунулась какая-то тётенька с зонтиком. Пришлось немного «отъехать», чтобы рассматривать было удобнее.

Целый ряд высоких столбов с заострёнными вершинами выстроился на плоской спине мыса, и эти столбы были полностью, от основания до самых макушек, густо замотаны лентами. Вернее, не только лентами, но даже широкими полосами разных тканей, причём больше всего было синих. Мишка уже видел по дороге деревья, густо обмотанные разноцветными ленточками, и мама объяснила, что это такой обычай. Даже здесь, вдоль берега, на некоторых деревьях было такое пёстрое украшение, но такие здоровенные столбы Мишка увидел впервые.

– Сэргэ рассматриваешь? – спросила подошедшая мама.

– Какого Сергея? – не понял Мишка. – Я здесь ещё никого не знаю!

– Не Сергея, а сэргэ!

Мама взяла у сына бинокль и тоже посмотрела на столбы.

– Да, отлично видно, – похвалила она. – Впрочем, мы сейчас туда сходим и посмотрим вживую. Видишь, сколько там народу? Я же говорю, это самое знаменитое место… А сэргэ – это название этих столбов. Есть такой древний народный обычай у бурят – ставить такие столбы, вот только не помню, для чего. Кажется, что-то шаманское. Может быть, обозначает специальное место для ритуалов? Знаешь, таких, с бубнами?

Они дошли до мыса с непонятными столбами и прочитали на специальном стенде, что сэргэ ставили для привязывания коней, и у каждой семьи были свои столбы, иногда по числу сыновей.

– Так здесь что, жили тринадцать сыновей? – удивился Мишка, пересчитав коновязи.

– Ну, тогда уж двенадцать и отец, – мама пожала плечами.

– Наверное, это для туристов поставили. Мне кажется, здесь не жил никто. Там в скале есть пещера, и туда только шаманам позволялось ходить, а обычные люди даже подходить боялись. Они верили, что через ту пещеру в наш мир приходят духи… что-то такое. В общем, особое место, их ещё называют сакральными.

Мишка кивнул головой: всё понятно, где-то здесь находится портал в другой мир. Он недавно читал интересную книгу, и там герои через такую вот пещеру запросто уходили прямо на другую планету. Или в прошлое? У него в голове перепуталось несколько фантастических историй, большим любителем которых он стал с недавних пор.

С мыса были видны два пляжа: один, мимо которого они прошли на мыс, небольшой, уютным полукругом пристроившийся «под бочком» у Шаманки, а второй тянулся с другой стороны, и конца ему не было видно. На обоих пляжах было полно людей, по воде скользили лодки, а ещё потихоньку резали волну катамараны – «водные велосипеды». Подальше от берега стояли на якорях катера и даже вполне настоящие, на Мишкин вкус, корабли.

– Ну давай, выбирай, куда пойдём: налево или направо. Спускаться примерно одинаково…

Маме уже не терпелось к воде, солнце жарило немилосердно. У Мишки тоже по спине побежала щекотная струйка пота.

– Давай туда, – выбрал Мишка маленький пляж. – С него возвращаться будет ближе.

И минут через десять они уже расстилали свой коврик, выбрав свободное место среди других отдыхающих. Мама легла позагорать, а Мишка, быстренько надув свой любимый прозрачный мяч, поскорее рванул к воде.

Честно говоря, теплее со вчерашнего дня она не стала. Как и возле парома, обожгла холодом разгорячённые руки и ноги. Но Мишка бродил-бродил по мелководью, и ноги быстро привыкли. Освоившись, он побрёл к отвесной скальной стене, служившей естественной границей пляжа. Около неё в воде лежали великолепные огромные валуны: какой мальчишка отказался бы от возможности полазить по таким?

Дождавшись, когда самый большой из камней освободится от фотографирующихся туристов, Мишка забрался на его горячую от солнца спину и сел, болтая ногами в набегающих игривых волнах. Ужасно здорово было сидеть так, с горячими плечами и холодными ногами, и смотреть то на пёстрый весёлый пляж, то на бесстрастно величественную Шаманку, то на далёкие горы противоположного берега.

– Мальчик, ты не мог бы подвинуться?

Это объявились очередные желающие сделать эффектный снимок.

Мишка соскользнул в воду и, толкая мяч перед собой, стал осторожно пробираться среди камней, огибая скалу. Обернувшись, он посмотрел на маму, которая издали помахала ему рукой. Это взмах показался ему одобрительным: мол, давай, исследуй окрестности, я не волнуюсь. Поэтому он тоже помахал и отправился дальше.

Вода была ему уже по грудь, но зато он увидел, что за скалой есть ещё один пляж, только совсем маленький. Такая бухточка между скал, к которой сверху ведёт крутая и снизу кажущаяся очень опасной тропинка.

Здесь тоже загорала компания, и как раз в это время несколько молодых людей с воплями и брызгами с разбегу ворвались в воду и наперегонки поплыли прочь от берега. Мишка с завистью посмотрел им вслед: как всё-таки здорово уметь по-настоящему плавать!

Он крепко обнял мяч руками и, отчаянно колотя ногами, проплыл несколько метров. Может быть, даже десять или все двадцать! Выпустив мяч, он встал отдышаться, повернувшись от берега.

Было тихо, и даже совсем не слышно ни смеха и криков людей на берегу, ни музыки, совсем недавно разносившейся над водой с одного из катеров, ни даже крика чаек, летавших здесь во множестве. Плавно катились волны, и казалось, что Мишка сам двигается им навстречу, туда, в открытое море, где нет ни берегов, ни кораблей, а только простор и свобода.

Он уже совсем привык к воде и ничуть не мёрз. Даже зачерпнул полную пригоршню и плеснул себе в лицо, поймав губами неожиданно яркий вкус – не просто воды, а воды особенной… вот только вряд ли он смог бы объяснить, что же это такое за особенный вкус.

… Волны катились и катились, и Мишка ощущал себя всё дальше и дальше от берега, и где-то за спиной оставался совершенно не нужный сейчас пляж, и равнодушные скалы, и незнакомые люди. Совсем рядом – можно достать рукой! – плавно скользнула у самой поверхности крупная рыба, вильнула хвостом и ушла в глубину.

Сразу несколько круглых нерпичьих голов высунулось из воды, уставившись на незнакомца непроглядно чёрными глазищами. Белоснежная чайка, огромная, как орёл, бесшумно спланировала на волну и плавно закачалась на ней, лениво перебирая клювом перья в могучем крыле.

Под водой мелькнула ещё одна тень, но уже не рыбья. Энергично изгибаясь всем бронированным туловищем, ярко-зелёный крокодил лихо заложил несколько кругов вокруг не обращающей на него ни малейшего внимания чайки и затормозил прямо перед мальчиком, высунув над поверхностью воды плоскую голову с хитрыми глазками.

И вот уже вся компания безмолвно наблюдала за вторгшимся в их владения человеком.

«Ну ты-то меня знаешь, Гугль!», – хотел выкрикнуть Мишка, но у него не получилось, только бессмысленно открылся по-рыбьи рот. Но крокодил дёрнул башкой и чамкнул жутковатыми челюстями, соглашаясь.

Как по команде, скрылись в волнах нерпы, а чайка-исполин мощно ударила крыльями, подняв фонтан брызг, и тяжело поднялась в воздух. Буквально в считанные секунды она превратилась в едва заметную точку у горизонта.

«Мне, наверное, пора, Гугль», – попытался сказать Мишка, и опять не получилось ни звука, но крокодил снова мотнул головой и нырнул. По воде пошли круги, и первый же из этих кругов, дойдя до Мишки, плеснул ему в лицо неожиданно ледяной водой…

… и он очнулся.

Громкие голоса, смех и детские крики слышались с берега, с катера неслась залихватская песня, стая чаек устроила шумную семейную разборку из-за хлеба, который бросали им с берега туристы.

– Пацан, эй, пацан! – кричали Мишке с пляжа, куда прибило отпущенный им мяч. – Твой пузырь? Забирай, а то передумаем!

И мяч взлетал высоко в небо, подброшенный недавними пловцами.

– … больше никогда! – выговорила Мишке мама. – Посмотри, губы совершенно синие! Ты хочешь простудиться и заболеть прямо в день своего рождения? Стоило ехать на Байкал!

Но Мишка даже не сомневался, что очень даже стоило.

– Какой-то ты… серьёзный, – сказала мама, когда они возвращались. – Всё в порядке?

– Конечно в порядке, – ответил Мишка. – Ещё как в порядке!

– А как? – уточнила мама. – На все сто?

И он ответил:

– На все мои десять, мама!

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

25