Меню
0+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

04.06.2020 11:21 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 21 от 04.06.2020 г.

Команда двух Ольхонов

Автор: Марианна ЯЗЕВА

От редакции: Продолжаем публикацию фантастической повести Марианны Язевой о приключениях подростков на острове Ольхон, которая пишется буквально сейчас, в режиме настоящего времени.

Какие события ожидают главных героев, мы с вами, дорогие читатели, узнаем первыми.

Главы первая и вторая были опубликованы в этом году в № 5 от 13 февраля, третья глава — ​в № 14 от 16 апреля, четвертая и пятая главы — ​в № 19 от 21 мая.

Глава 6,

в которой мама и Мишка впервые приходят в гости к Капитолине и её тёте

Таёжная улица оказалась хоть и на другом конце посёлка, но совсем рядом. Просто весь Хужир совсем невелик, так что пересечь его много времени не требовалось. Улица была тихой, на краю леса, и туристов на ней встретилось совсем немного: наверное, все они старались поселиться поближе к берегу Байкала. А может, просто все разошлись по пляжам или разъехались по экскурсиям.

Мама остановилась возле старенького деревянного забора, который в одном месте так опасно накренился в сторону улицы, что получил подпорку в виде кривой сосновой лесины. За забором виднелся маленький и такой же старенький домишко. В палисаднике перед ним соседствовали две рябины, на одной из которой обнаружился здоровенный рыжий кот. По морде его явно читалось, что нахал и драчун. Равнодушно посмотрев на пришедших, рыжий зверь демонстративно зевнул и отвернулся.

– Ты точно запомнила адрес? — ​с сомнением спросил Мишка. Уж очень эта избушка отличалась от соседних с ней домов: новых и больших, за крепкими заборами из современного «профиля».

Мама пожала плечами и подошла вплотную к калитке. Никакого звонка видно не было, поэтому она просто постучала, сначала негромко, а потом уже основательнее — ​кулаком. Где-то во дворе тявкнула тонким голосом собака. Рыжий кот презрительно фыркнул, перепрыгнул на ствол рябины и исчез из виду.

Мама постучала ещё раз, и собака откликнулась уже длинной взволнованной фразой. Послышался женский голос, в котором Мишка сразу узнал тётю Риту и радостно закивал маме. Через минуту калитка распахнулась.

– Здравствуйте, Маргарита Антоновна! — ​сказала мама и в ответ услышала, что какие же вы молодцы, что заглянули, а мы с Капочкой вот только недавно вас вспоминали, да проходите же скорее в дом, не бойтесь, собака у нас на привязи, да она и кусаться-то не умеет, если честно, но звонком работает отлично, и где же ты, Капитолина, смотри, какие гости к нам пожаловали, говорила же я, что мы непременно встретимся!

Всё это Маргарита Антоновна высказала на одном дыхании, пропуская гостей в калитку.

Они вошли во двор, посередине застеленный старыми-старыми досками, уже частично рассыпавшимися, так что сквозь них пучками проросла трава. Она выглядела на удивление мягкой, словно и не топтали её ежедневно беспощадные подошвы. По этим доскам Мишка с мамой прошли мимо будки, возле которой бренькала цепочкой забавная кудлатая собачонка, и подошли к крылечку, застеленному сплетёнными из тряпочек круглыми половиками.

– Капитоли-ина! — ​ещё раз позвала тётя Рита, и Капитолина появилась. Она вышла на крыльцо медленно и торжественно, как, наверное, появлялись царицы, принцессы и прочие королевишны перед своими подданными.

Мишка внутренне присвистнул: на девчонке не было никаких там шорт и футболок, не говоря уже о знаменитой шляпе, а было на ней надето нелепо длинное, ниже колена, синее платье в крупных белых горохах. Просто какой-то давней столетней моды было платье.

– Здравствуй, Капо… Капитолина! — ​быстро поправилась мама. — ​С днём рождения! Принимаешь гостей?

Капитолина сказала «здравствуйте» и важно кивнула. Просто обалдеть можно, какая она была торжественная!

Мишка поднялся к ней на крыльцо и протянул пакет с коробкой конфет. В ответ он удостоился ещё одного кивка и вежливого «спасибо».

– Проходите же, проходите, у нас как раз и чай на веранде! — ​Маргарита Антоновна приобняла маму, увлекая с собой. Капитолина повернулась и отодвинула в сторону кисейную занавеску, закрывающую дверной проём.

– Заходи давай, — ​сказала она Мишке безо всяких уже церемоний. — ​У нас тут прохладно, самое то летом сидеть, прям красота.

На веранде действительно было прохладно, а чай оказался не горячий из самовара, а вовсе даже холодный из большущего керамического кувшина. В нём плавали жёлтые колесики тонко нарезанного лимона и какие-то веточки, добавляющие терпкий аромат.

Конечно, мама тут же рассказала про чай и молоко, которыми они здоровались с Хужиром по инициативе Большого Афиногена. Тётушку это заинтересовало не очень, а вот Капитолина неожиданно начала задавать кучу вопросов и про сам напиток, и особенно про молоко и могилу кота.

– Ну что за тема! Какие могилы?! — ​возмутилась Маргарита Антоновна. — ​Дети, у вас же сегодня именины! То есть, конечно, не совсем именины… но кто сейчас в этом разбирается? Вера Сергеевна, голубушка, вы ведь не торопитесь? Мне там кое-что надо закончить, скоро придут гости, знакомые ребятишки, Капочка пригласила…

Тётя Рита сделала вид, что не заметила испепеляющего взгляда племянницы, а мама, конечно, тут же предложила свою помощь, и они удалились вглубь дома.

– Ты давай тоже приходи, — ​предложила Капитолина. — ​Или вообще сразу оставайся, чего шарахаться туда-сюда? Ко мне придут друзья, как раз познакомитесь, да и классно же, сразу две днюхи!

– Да, кстати, — ​сказал Мишка, ещё не зная, соглашаться или нет, всё же мама планировала на сегодня что-то своё, — ​конфеты — ​это конфеты, а вот ещё так, от меня…

И он достал из кармана Гугля.

Реакция девчонки была совершенно неожиданной: она сделала шаг назад, словно испугавшись, потом осторожно подошла и взяла крокодильчика так осторожно, как будто он мог в любой момент возмутиться и тяпнуть её за палец. Глазища у неё сделались круглые и удивлённые.

– Откуда ты узнал…. Нет, подожди, где ты его взял? – спросила она почему-то шёпотом.

– Ну, где… в магазине, конечно, – тоже шёпотом ответил он. – А что? И чего я должен был узнать?

– Да ничего, – обычным голосом сказала Капитолина и хихикнула. Крокодильчика она поднесла к глазам и внимательно принялась рассматривать. – Как, говоришь, его зовут?

Мишка даже слегка разозлился: чего девчонка выпендривается? То барыню из себя изображает, то от игрушки шарахается…

– Да ничего я не говорю, — ​сказал он. — ​Как хочешь, так и называй, он же твой теперь!

– Может быть и не мой, а вовсе даже свой собственный, — ​Капитолина прищурила глаза, что-то соображая. — ​Нет, не поняла… Так как его зовут?

– Ну, вообще-то, Гугль, — ​сдался Мишка.

— Ух ты, точно! — ​обрадовалась девочка. — ​И правда, натуральный же Гугль, ясное дело!

И она сказала крокодильчику:

– Ну, привет, Гугль, ты в хорошей компании!

И чему-то засмеялась, да так заразительно, что Мишка засмеялся тоже. За хорошую компанию.

Потом они с мамой пошли к себе, договорившись с Маргаритой Антоновной, что сначала попразднуют вдвоём, а потом Мишка придёт на торт к Капитолине. Вот прямо сам и придёт, потому что дорогу он запомнил, а заблудиться тут и вовсе негде.

И они действительно очень славно вместе с мамой сначала делали салат оливье и всякие другие вкусности, а потом с удовольствием поели прямо на высоком берегу над Байкалом. Они сложили всё в контейнеры и устроили себе пикник на траве, и всё было очень здорово, вкуснее самого ресторанского ресторана.

А потом мама сказала, что пора уже, наверное, идти к Капитолине, а Мишка сказал, что торт ему уже никуда не влезет, а мама сказала, что никогда не поверит в такое, и тогда Мишка согласился, что уж маленький кусочек он как-нибудь осилит. Они вернулись в свою комнату, и Мишка надел чистую футболку и носки и отправился в свой первый самостоятельный путь по Хужиру.

ГЛАВА 7,

в которой Мишка знакомится с новыми друзьями, а потом происходит очень странный разговор

– Привет, шкилет! — ​сказал пацан.

Он сидел на крыльце, вытянув длинные ноги с ободранными коленками. Они были густо залеплены пластырем, прямо вдоль и поперёк, но всё равно были видны царапины и ссадины. Очень боевые были коленки.

– Сам шкилет, — ​ответил Мишка. И, подумав, добавил: — ​С черепушкой набекрень.

– Набекрень — ​это хорошо, — ​охотно согласился пацан и завопил, не вставая с места:

– Э-эй, Капитолина — ​мандолина, дуй сюда, гость пришёл!

Отодвинулась знакомая занавеска, и высунулась голова именинницы.

– А, Мишка, давай к нам!

И тут же исчезла.

– Они там торт лопают, — ​объяснил пацан.

– А ты? — ​спросил Мишка.

– А я сладкое не люблю. У меня от него во рту противно, — ​пацан сморщился, как будто куснул лимон. — ​Вот пока чёрным хлебом с горчицей не заем, так и буду мучиться. Что, не веришь?

Мишка пожал плечами. Наверное, аллергия у человека, вот и придумал себе про горчицу, чтобы не так обидно было, подумал он, поднимаясь по ступенькам в дом.

– Не веришь… — ​подытожил пацан за спиной. — ​И никто не верит. Ну иди, угощайся.

И было слышно, что он снова сморщился.

На веранде вокруг стола, заставленного тарелками с разной едой, сидело четверо: Капитолина и ещё трое пацанов. Похоже, девчонок она не жаловала.

– Народ, это Мишка! — ​объявила Капитолина, но так как рот у неё был забит чем-то вкусным, получилось «Ыфка».

– Всем привет, — ​вежливо сказал Мишка. — ​Меня Михаилом зовут.

– А куда тебя зовут? — ​тут же высунулся один из гостей, измазанный кремом от уха до уха.

– Ха-ха, как смешно, — ​оценила Капитолина. — ​Миш, не обращай внимания. У нас тут встречаются клоуны… такие, знаешь, без циркового образования. Знакомься давай: это, значит, Назар.

Клоун без образования скорчил рожу и помахал рукой с зажатой в ней вилкой. С вилки сорвался и шлёпнулся ему на рубашку кусок торта. Назар тут же подцепил его пальцем и отправил в рот.

– А это Дамдин.

Парнишка, сидящий у окна, поднялся и протянул Мишке руку:

– Привет, Михаил.

Мишка пожал ему руку, чуть задумался и сказал:

– Амар мэндэ…

– Ого! — ​оценил новый знакомый. И тут же сказал что-то непонятное.

Смутившись, Мишка признался:

– Я не понимаю бурятский… Это мама научила, она сказала — ​надо знать хотя бы главные слова. Ну, вот баяртай ещё.

Капитолина заметила, что баяртай говорить ещё рано и представила третьего паренька:

– А это у нас Лёшка.

Лёшка оказался белобрысым до полной бесцветности. У него всё было выцветшим — ​волосы, брови, ресницы. А кожа загорелая и облупленная настолько, что руки походили на географическую карту. Можно себе представить, какая у него спина, подумал не без зависти Мишка. Ему очень хотелось загореть до черноты, но мама всегда заставляла мазаться специальным защитным кремом.

Мишка сел на свободный табурет и налил себе уже знакомого чая с лимоном и веточками. Назар пододвинул ему блюдце со здоровенным куском торта.

– А там, на крыльце… вы не познакомились ещё? — ​спросила Капитолина.

– Мы поболтали немного, но не знакомились.

– На крыльце там у нас Савка загорает. Савелий. Теперь ты знаешь всех.

Капитолина встала и торжественно подняла стакан с апельсиновым соком:

– За второго именинника! Мишке тоже сегодня десять лет, чтоб вы знали!

Лёшка присвистнул, Назар сказал «классно», а Дамдин поднял руку, сжатую в кулак, — ​поприветствовал по-мужски.

– Эй, Савка, — ​крикнул Назар. — ​Дуй сюда! Есть повод, хорош ступеньки протирать!

И они всей компанией отлично справились с тортом (Савелий так и не съел ни кусочка), лимонадом, конфетами и целой вазой фруктов, которую торжественно внесла тётя Рита.

Потом пришла мама. Она не стала говорить, что пришла за Мишкой, а сказала, что ей вроде как надо пообщаться с Маргаритой Антоновной, и они действительно устроились поговорить на веранде, когда вся объевшаяся компания выбралась во двор.

Капитолина уселась на специально вытащенный стул, мальчишки устроились на лавке возле стенки сарая, а Савелий уселся прямо на землю, вытянув ноги. Ему просто было больно сгибать коленки.

– У меня есть важный вопрос, — ​объявила Капитолина, когда все устали перебрасываться шутками и трепаться о всякой ерунде. — ​Я предлагаю принять его, — ​она кивнула на Мишку, — ​в нашу компанию.

– А что, он сейчас не в компании с нами, что ли? — ​начал было Лёшка, но Капитолина его прервала:

– Ты же понимаешь, о чём я, Лёха!

Видимо, они действительно понимали, о чём, потому что сразу как-то насупились и замолчали. Подумайте, какие важные, обиделся про себя Мишка, ведь познакомились уже, что за проблемы… Но говорить ничего не стал. Зато заговорил Савелий.

– Ты типа уже решила сама, если говоришь вот так, в открытую? Странно как-то. Два дня знакомы — ​и такое доверие. Ты, Мишаня, не обижайся, но только тут вещи серьёзные, не игрушки. И мы договаривались, что никому…

Капитолина молча встала и убежала в дом, и Мишка уже подумал было, что она так обиделась, но девочка тут же вернулась, держа что-то в руке. Мишка сразу понял, что она принесла.

– А вот — ​что скажете? — ​торжествующе объявила Капитолина, демонстрируя друзьям Гугля.

Мишка даже заёрзал от неловкости: при чём тут эта дурацкая игрушка, сейчас пацаны заржут, как ненормальные, это ж ясно… Но никто не заржал. Более того, установилась совершенно неожиданная тишина, только собачонка возле своей будки принялась тявкать на корову, медленно проходящую за забором.

– Лукоша, перестань! — ​крикнула ей Капитолина, и собака виновато притихла.

– Дай-ка глянуть, — ​попросил Дамдин.

Он серьёзно, без тени улыбки, осмотрел крокодильчика и передал его Савелию. Потом руку протянул Лёшка, и Гугль перекочевал к нему. Побывав потом у Назара, игрушка вернулась к хозяйке.

– Ну как? — ​повторила Капитолина. — ​Так что скажете?

Первым снова заговорил Дамдин.

– Ты его, — ​он кивнул на Гугля, — ​где взял?

– Где-где, да в магазине, вот здесь у вас, в Хужире! — ​Мишка даже вскочил. — ​Что вы все с этим крокодилом? Ну, игрушка, что такого-то? Тайны какие-то, секреты… Я что, напрашиваюсь куда-то, или что?!

– Ты погоди, не кричи, — ​Дамдин тоже поднялся и подошёл к нему. — ​Ты его увидел, и сразу захотел его взять, так?

Мишка кивнул.

– И он был один, таких больше не было, так?

Мишка кивнул снова.

– И тебе прямо вот потребовалось, чтобы он непременно был у тебя, так?

– Почему непременно… Я подумал, что подарю вот ей… Нормальный такой крокодил, прикольный, должен понравиться. Он же понравился, так?

Не отвечая на вопрос, Капитолина сказала:

– Между прочим, он знает его имя. Если оно правильное…

– Откуда ты взял его имя? — ​это уже Савелий. Он даже вскочил, позабыв про свои боевые раны.

– Да ничего я не брал! — ​воскликнул ничего не понимающий Мишка. — ​Как-то само стало понятно… Да вы посмотрите на него — ​ну натуральный же Гугль, разве не видно?

– Гугль, значит, — ​протянул Савелий, — ​так ты у нас Гугль, дружище? Вот ведь здорово будет, если мы теперь точно знаем его имя, это же всё меняет! Это же может помочь…

– Подожди, Савка, мы же ещё ничего не решили, — ​перебил его Назар. — ​Это, конечно, не случайно, но всё-таки надо проверить, и вообще…

– Послушай, Миша, — ​снова вступил в разговор Дамдин. — ​Ты не обижайся, просто нам надо всё точно понять. Хотя, конечно, знак очень уж точный, тут Капитолина права. А вспомни ещё, с тобой ничего такого… необычного не происходило? Такого, чтоб совсем никогда раньше такого не бывало?

Вот что Мишка понимал совершенно точно, это что такого, как сейчас, с ним точно раньше не бывало. Какой-то совершенно немыслимый был весь этот разговор: с удивительным уважением к глупой детской игрушке, с таинственными намёками на какие-то знаки, с вопросами о странных событиях… А главное, у него возникло чёткое ощущение, что не с ровесниками он общается, а с ребятами, явно старше него.

– Необычного? Да не было ничего необычного… — ​Мишка честно постарался вспомнить, но кроме одновременно приснившихся им с мамой кошек ничего не вспоминалось.

Капитолина поставила крокодильчика на ладонь и, кажется, почёсывала ему спинку пальцем. В этот момент Мишка внезапно вспомнил, словно у него в голове повернули выключатель:

– Было, было странное! — ​радостно объявил он. И рассказал о том, как бродил по воде и наяву увидел странных животных, да вот и того же крокодила, кстати.

– И чайка? — ​переспросил Лёшка. — ​Большая, с такими вот крыльями?

Отчего-то очень важна ему была именно чайка. А Назар очень просил вспомнить, сколько именно нерп ему привиделись: три, четыре или, допустим, пять. В общем, все здорово переполошились от его рассказа, а когда поуспокоились, Капитолина подвела черту:

– Ну что, ещё есть сомнения?

На этот раз ей никто не возражал.

Но тут как раз во двор вышли мама и Маргарита Антоновна.

– Кажется, нам пора, — ​сказала мама. — ​Вы не против, ребята? Я думаю, вы уже завтра можете встретиться снова. Очень будет неплохо, если вы всё здесь Мише покажете.

– Конечно, Вера Сергеевна, мы ему покажем всё-всё, — ​пообещала Капитолина, и мальчишки тоже закивали головами, мол, и покажем, и расскажем, не волнуйтесь.

Помахав новым приятелям рукой, Мишка пошёл вслед за мамой к калитке, но в последний момент, вспомнив что-то, остановился и сказал Дамдину:

– Баяртай!

И только потом выбежал на улицу.

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

80