Меню
12+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

21.01.2021 15:32 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 2 от 21.01.2021 г.

Команда двух Ольхонов

Автор: Марианна ЯЗЕВА

От редакции: Продолжаем публикацию фантастической повести о приключениях ребят на острове Ольхон. Опубликована в № 5, № 14, № 19, № 21, № 39 в 2020 году.

ГЛАВА 11,

в которой Мишка узнаёт про хорбенов, о перепонках и ещё много странных вещей

На этом месте Мишка, который втайне ожидал, что вот сейчас все, наконец, расхохочутся и заорут что-то вроде «обманули-обманули, через трубочку надули!», вскочил с места.

Остальные ребята сидели себе спокойно, ничему не удивляясь. Назар слушал, кивая головой, Капитолина то и дело вставляла свои комментарии, Савелий жевал травинку, а Лёшка — тот вообще со скучающим видом перешнуровывал кеды.

– Подожди! — сказал Мишка Дамдину. — Кто протявкал? Вот этот вот… зверь?

– Ну, а кто ещё? — развёл руками Дамдин. — Хотя я, знаешь, тогда тоже так… по сторонам посмотрел, хотя ясно же было, что рядом больше нет никого.

– А всё же, Дин, ты слегка того… гонишь, — выплюнув травинку, заявил Савелий. — Вот прямо так ты с первого раза и понял, что тебе Саян сказал?! Ага, как же. Я поначалу ничего не мог разобрать. От слова вообще.

И все принялись спорить, легко или нет понимать речь этих самых зверюг, и кто из них разборчивее говорит, причём называли по именам: Саян, Клус, Хонка…

У Мишки был, видимо, совсем обалдевший вид, потому что Назар, глянув на него, захохотал так заразительно, что Лукоша залилась визгливым лаем, а Емельян торопливо подбежал к брату: всё ли в порядке. Впрочем, он тут же сам принялся смеяться — за компанию.

– Да они вообще славные такие оказались, хорбены, — укоризненно глянув на Назара, сказала Капитолина.

– Кто-кто? Хоббиты? — переспросил Мишка.

– Да не хоббиты, а хорбены. Совсем другое дело!

– Почему другое? — автоматически спросил Мишка, чувствуя себя полным дураком. У него было ощущение, что его дурят, но при этом дурят как-то на редкость убедительно, продумав розыгрыш до мелочей.

– То есть, как почему? — удивилась Капитолина. — Там придуманные человечки из сказки, а здесь настоящие живые хорбены. Сравнил тоже.

Назар, который наконец отсмеялся сам и кое-как утихомирил Емельяна, объявил:

– Да он же не верит! Ни одному слову не верит! Вы ж гляньте на него — глаза, как вон у Емели: слушает, а не понимает! Да, Емельян?

Брат, вернувшийся в компанию к Лукоше, радостно закивал и басом подтвердил:

– Да, Емельян, да, Емельян, да, да!

И даже ладонью себя по груди похлопал для убедительности.

– Дин, ты давай дальше, — предложил Савка. — Парень действительно малость сомневается. Так что не тормози, а там разберёмся.

С кем или чем собрался разбираться Савелий, Мишка не понял, но стал слушать дальше, потому что Дамдин продолжил свой рассказ. И рассказал он о том, как познакомился с этими самыми хорбенами и их вожаком Саяном, которые и объяснили ему, что он волею случая попал на Другой Ольхон.

То есть, конечно же, другим он является для нас, людей, а вот для хорбенов он совсем даже свой родной и единственный, потому что для них проход через перепонки невозможен. Опасен он для них смертельно, такой переход.

– Какие перепонки? — не понял Мишки. — У кого?

Он хорошо помнил про перепонки у водоплавающих птиц, поэтому ему сразу представилась растопыренная утиная или гусиная лапа, загребающая воду.

Оказалось, что перепонки — это не «у кого», а «где». И через перепонку, которая выглядит как слегка мерцающий участок воздуха (это Дамдин, слегка поколебавшись, выбирая слова, так сказал: «участок воздуха»), можно пройти. Специально или — вот как Дамдин — случайно. Проскочил сквозь неё — и пожалуйте в другой мир.

Мишка достаточно начитался уже фантастических книжек, поэтому сразу авторитетно заявил:

– Так это, получается, портал! Чего там какая-то перепонка… А тех, кто через портал перемещается, называют попаданцы. Папа собирает фантастику про попаданцев, у него их несколько полок в книжном шкафу.

Про портал прозвучало солидно, и Алёшка с Назаром посмотрели на Мишку уважительно. Капитолина сказала:

– То фантастика. А тут Ольхон. Почище всяких книжек из коллекции.

А Савелий добавил:

– Не мы придумали. Сказано — перепонка, значит, перепонка.

– Кем сказано? — тут же спросил Мишка. — Этими вашими хоб… хоббинами?

– Хорбенами, — поправил Савка. — И не ими. У них и слов-то таких нету. Какой-то есть особенный звук… скорее, даже рык. А слова нет.

– Тогда кто сказал про перепонку? — не отставал Мишка.

– Ну, вообще-то, Тымта, — неохотно сказал Савка. — Кажется. Но это неважно, это потом. Дин, давай дальше. А то мы до вечера досидим, а я у мамы не отпросился.

– А разве Тымта… — начал было Назар, но Савелий отмахнулся, снова поторопив Дамдина.

– Кроме хорбенов там, на Степном Ольхоне, разумных никого нет, — продолжил Дамдин. — Разве что плетуны, но их попробуй найди…

– Подожди, — снова прервал его Мишка. Он твёрдо решил выяснять всё непонятное сразу, иначе в голове получалась какая-то каша. — У тебя Ольхон то «другой», то «степной»… Это одно и то же?

– В том то и дело, что нет, — сказал Дамдин. — Степной — это только один из Других. Есть ещё Лесной, Песчаный и Каменный. Понимаешь, у нас здесь на острове одновременно всё сразу: по одной стороне лес, по другой степь. И пляжи с дюнами. И скалы, само собой. А Другие Ольхоны — на них всё по отдельности. Здорово?

– С ума сойти, — честно ответил Мишка.

– Мы тоже не сразу разобрались… Кстати, от нас можно попасть только на Степной, его хорбены называют по-своему, что-то типа Ррыт.

– Не Ррыт, а Хррып, — вмешался Назар. — Хонка же чётко выговаривает…

– Да вы непонятно как слушаете! Крык! — это уже подключился Лёшка. — Это означает зуб, как у нас клык. Он же длинный, остров, и заострённый…

– Зуб у них как раз «хррып», — не сдавался Назар.

Похоже, спорили они не в первый раз. Мишка понял, что тему надо менять.

– А откуда они человеческий понимают, если у них свой язык есть? — спросил он. И почувствовал, что совсем не хочет поймать ребят на обмане: история с Другими Ольхонами нравилась ему всё больше. Даже если это просто какая-то игра, в чём он пока ещё был уверен.

– Потому и знают, что есть перепонки, — объяснил Дамдин. — Раньше, давно, местные жители, в смысле — наши, люди, о них знали и как-то умели находить. Ну и, понятное дело, ходили туда-сюда. Не все, конечно, только некоторые… избранные. («Я так думаю, шаманы!», — заявила Капитолина). Они общались с хорбенами и научили их нашему языку. Потом всё это как-то прекратилось. А язык сохранился. Они же дружили — хорбены с людьми, вот и ждали, что люди снова придут…

– А тут — бах! — вываливается к ним Дамдин! — радостно заорал Лёшка. — И говорит: привет, заждались?

– Привет, привет! — с готовностью откликнулся Емельян. — Лёша, привет!

Всё же он очень любил здороваться.

– А как на те Ольхоны попасть, которые ещё есть другие? Ну, Лесной, Песочный… — продолжал разбираться Мишка.

– Песчаный, — поправил Савка. — Тоже через перепонки, понятное дело. Только уже…

– С Ольхона Степного? — предположил Мишка.

Капитолина подняла большой палец.

– Ага, ты уже разбираешься! На Лесной и Песчаный точно с него, а на тот, что Каменный, хорбены говорят, только с Песчаного, но мы ещё не нашли, как.

– Да не сильно и хочется, — добавил Назар. — Похоже, не очень-то это доброе место. Если не сказать хуже. Впрочем, на Лесном мы тоже ещё не были. Хорбены не могут пока перепонку туда найти, хотя у них чутьё — ого-го!

– Перепонки — они такие: прячутся! — снова включился в разговор Дамдин. — Потихоньку двигаются. Пару недель не последишь — она уже уползла куда-то! Причём никогда к жилью не приближается и на воду не уходит.

Назар постучал себя кулаком в грудь:

– И мы с Дином героически караулим перепонку! Почти каждый день бегаем, отмечаем, где она есть. Хорошо, что пока от Хужира недалеко…

– Ладно, герой! Летом все караулим… — вмешался Лёшка. — А она, — он кивнул в стороны Капитолины, — и в весенние каникулы приезжала.

Во двор вышла Маргарита Антоновна.

– Дети, — торжественно объявила она, — я сварила компот, кастрюля на веранде. Будете пить?

Восторженный вопль был ей ответом.

ГЛАВА 12,

совсем короткая, в которой Мишка пишет тезисы

Когда здоровенная кастрюля с компотом опустела, разговор продолжился. Ребята рассказывали, Мишка спрашивал, они объясняли, он переспрашивал, и так продолжалось, пока Савелий не объявил категорически, что ему надо идти домой. А то бабушка его буквально арестует, и придётся ему сидеть безвыходно в пределах дома и огорода.

Он умчался, оседлав старенький велосипед. Простой такой велосипед, без скоростей и ручных тормозов, Мишка таких уже и не видел в городе.

Тётя Рита позвала племянницу помочь по хозяйству, Лёшка тоже вспомнил о каком-то задании, в общем, компания разбежалась, договорившись встретиться назавтра.

Вернувшись домой, Мишка вытащил свой дневник, решив записать всё, о чём сегодня шёл разговор, но тут же понял, что эдак он испишет всю тетрадь. Особенно, если станет, как советовала мама, описывать свои мысли и чувства.

Тогда он решил написать тезисы. Это учительница Анна Фёдоровна научила: если коротко записать самое главное — получатся тезисы. Слово Мишке понравилось, и он его запомнил.

И вот он стал писать тезисы.

Получилось следующее:

КОМАНДА:

1) Дамдин (живёт в Хужире)

2) Капитолина (жив. в Иркутске, в Хужире на каникулах у тёти Риты)

3) Лёша (жив. в Ангарске, в Хужире с мамой отдыхают кажд. год)

4) Савелий (жив. в Иркутске, в Хужире бабушка)

5) Назар (живёт в Хужире)

6) я

Подумав, в список команды он добавил:

7) Емельян.

И написал следующий заголовок:

ОЛЬХОНЫ

Здесь дело пошло быстро. Столбиком были записаны Ольхон Степной, Ольхон Лесной, Ольхон Песчаный и Ольхон Каменный. К последнему в скобках было приписано: опасный!!! Потом Мишка большими буквами приписал ОЛЬХОН НАСТОЯЩИЙ (наш).

Стрелками он показал, откуда и куда можно проникнуть через те самые «перепонки» — с Настоящего — на Степной, со Степного — на Лесной и Песчаный, на Каменный — с Песчаного. Получилась схема, и Мишке она понравилась. Здорово было бы ещё начертить ещё карту и показать на ней расположение перепонок, но точное место он ещё не знал.

Полюбовавшись на оформленную таким образом страничку, Мишка перелистнул её и начал писать:

ТЕЗЗИСЫ

1. Можно перемещаться хоть когда. И время года совпадает.

2. Когда возвращаешься, здесь проходит мало времени. Наверное, это делает перепонка??

3. Поэтому кто был на Др. Ол. становится старше.

4. На Степном Ол. живут хорбены (типа собак), плетуны (кто это узнать).

5. Только люди проходят через перепонки!

6. На Песч. Ол. Байкал тёплый. Крокодил? (Спросить у Л.)

7. Забывание, когда возвращаешься. У всех. Понемножку, сначала мелкое (надо записывать.)

8. Ужасно здорово, если только всё это не придумки.

9. Не забыть спросить Д. про щенка!

10.

Последний, десятый пункт остался пустым. Мишке очень хотелось заполнить своими «теззисами» всю страницу, и для этого требовалось написать ещё пару строк, но в голову ничего не приходило. Он решил, что допишет попозже, когда что-нибудь вспомнится.

Самым главным, конечно, получился пункт номер восемь. Правда ли всё, что рассказывали новые друзья? Да и возможно ли такое вообще — не в книжке, а совсем-совсем взаправду?

Он закрыл дневник и сунул его под подушку. Потом решил, что это совсем не тайниковое место; конечно, мама специально не станет искать его записи, но если увидит, то прочитает наверняка. А секрет был уже не просто его личный, он дал новым друзьям клятву, что ни за что и никому… В общем, подушка тут никак не годилась.

И он запихнул тетрадь поглубже под матрас.

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

22