Меню
12+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

04.02.2021 14:38 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 4 от 04.02.2021 г.

Команда двух Ольхонов

Автор: Марианна Язева

ГЛАВА 13, в которой начинается первая Мишкина экспедиция на Степной Ольхон

От редакции: Продолжаем публикацию фантастической повести о приключениях ребят на острове Ольхон Марианны Язевой. Повесть публиковалась в 2020 году: № 5, № 14, № 19, № 21, № 39, в 2021 году в № 2.

Капитолина позвонила утром, когда Мишка только-только продрал глаза и собирался ещё поваляться в кровати: мама куда-то ушла, наверное, умываться или готовить завтрак.

– Спишь, что ли? – спросила она и, не дожидаясь ответа, деловито объявила: – Собирай рюкзак. Одежду там запасную, зубную щётку и всякое такое. С едой у там проблем нет, не очень привычно, конечно, но ничего так, нормально. Зажигалка есть у тебя? Мама не курит? Ну, найди. Фонарик ещё. Хорбены-то в темноте видят, им хорошо, а мы мучайся. Нету же электричества, понимаешь? Ножик возьми…

– Подожди-подожди, – прервал её Мишка. У него противно заныло в животе, как на уроке перед выходом к доске. – Это в смысле – мы сегодня туда… ну, через перепонку собираемся?

– Ну, а куда ещё? – Капитолина откровенно удивилась. – Вопросы у тебя! Или ты что – струсил?

И прямо почувствовалось, как она презрительно сощурилась где-то там, у себя во дворе или дома, с мобильником в руке.

Мишка торопливо и оттого даже грубо сказал:

– Чего ты болтаешь-то, какое ещё струсил!

И Капитолина не обиделась, а даже с каким-то облегчением сообщила в ответ, что сбор на горе, где вышки, ровно в два, и что ещё нужно взять с собой тёмные очки и крем. «Там обычно солнце и ветер, вот прямо всё время, аж кожа сгорает, видел, как у Лёшки?»

– Да не успеет небось сгореть-то, – засомневался Мишка.

– На третий день уже облезешь весь! – пообещала Капитолина и отключилась.

Мишка только через несколько минут понял, что так и сидит на кровати, прижимая к уху молчащий телефон. Он вдруг так чётко осознал, что это всё по-настоящему, и он действительно сегодня уйдёт в какой-то немыслимый другой мир с говорящими собаками, или кто уж они там. Надо было спросить, сколько времени они проведут на этом самом Степном Ольхоне, подумал он, но сразу представил, как девчонка опять фыркнет – «забоялся?», и перезванивать не стал.

Положил телефон на столик и вытащил из-под кровати свой рюкзачок. Быстро запихал в него куртку и ещё какую-то подвернувшуюся под руку одёжку – пару футболок, носки, плавки. Подумав, сунул туда же бинокль. Ни ножа, ни зажигалки у него не было, хорошо, хоть фонарик мама захватила.

Он только собрался вытащить из-под матраса свой дневник, когда вошла мама.

– Застилаешься? Молодец! – оценила она. – У меня тоже матрас сползает, кровать узкая, что ли… Давай бегом умывайся, у меня уже овсянка готова, так что дуй прямо в кухню. Там на кастрюли очередь, я сразу в тарелки выложу, остынет быстро, ясно?

Холодную кашу Мишка любил ещё меньше горячей, так что без лишних слов схватил зубную щётку, пасту и полотенце. Рюкзак он незаметно ногой загнал обратно под кровать.

Мама порадовалась аппетиту сына: виданное ли дело, безо всяких капризов и отговорок съел свою порцию овсянки. Вот что значит свежий воздух! Мишка даже тарелку за собой помыл. Какое-то возникло у него непонятное чувство, что маму он обманывает, и чувство это было неприятным. С другой стороны, тут же убедил он себя, ещё неизвестно, не игра ли вся эта история с Другими Ольхонами, он ведь сам ещё толком ничего не знает. Вот заявится сегодня на гору с полным рюкзаком, а там или нет никого, или все сидят и хохочут. Очень даже запросто.

– Мам, – сказал он, – давай сегодня пообедаем пораньше, мы с ребятами в два договорились встретиться. Там у нас игра одна намечается… в путешествие, типа как поход.

Мама ненадолго задумалась.

– Вот что, – сказала она. – У меня тоже кое-какие планы образовались. Увидела тут объявление о мастер-классах, созвонилась… Давай так: в холодильнике вот в таком зелёном пакете я поставлю контейнер с супом, ты его сам в микроволновке разогреешь, идёт? А я уйду к часу, пообедаю попозже.

На том и договорились.

Очень кстати обнаружилось, что кончается хлеб. Мишка вызвался сгонять в магазин и заодно приобрёл ловкий перочинный ножичек и зажигалку. И ещё бутылку «Тархуна» и две пачки чипсов: нельзя же без припасов! В который раз порадовался бабушкиному подарку – что бы он делал сейчас без карманных денег?

Полдня пролетели быстро. Мама ушла на свой мастер-класс, потом Мишке позвонил папа, как раз когда он разогревал свой суп.

– Куда-куда мама ушла? Какой мастер? – чрезвычайно заинтересовался папа. Он даже забыл спросить, как у Мишки дела. Только всё удивлялся, как же можно было не поинтересоваться у мамы, чему это она собралась учиться.

– Что за радость вдруг заняться какими-то классами на… на каникулах! – никак не мог понять папа.

– У мамы не каникулы, а отпуск, – рассудительно поправил Мишка. – А у меня, пап, новые друзья! Сразу шесть!

– Ух ты, целая команда, – оценил папа. – А девочки есть?

– Есть. Капитолина. Ну, помнишь, с которой у нас днюхи в один день? Мы с мамой к ним ходили, я же рассказывал…

– А, ну да, рассказывал, – согласился папа, – помню, как же. А на эту странную учёбу вы почему вместе не пошли?

– Ну папа же, там ведь для взрослых, – завопил Мишка, которому уже надоели расспросы про этот дурацкий мастер-класс. – Чего нам всюду вместе ходить? У меня сегодня с ребятами поход, между прочим! Они мне разные интересные места в Хужире покажут… Здорово?

– Отлично, – согласился папа, – интересные места я и сам бы посмотрел. Но вместе с мамой.

Всё-таки он был сегодня какой-то удивительно занудный.

Поговорив с папой, Мишка быстренько съел суп, соорудил себе два бутерброда с сыром и завернул их в пакет. Ещё никогда никому не помешали бутерброды, справедливо рассудил он. И сунул к ним ещё горсть карамелек.

Вернувшись в комнату, он сунул в рюкзак бутерброды и дневник. В последний момент вспомнил и сунул в кармашек тюбик солнцезащитного крема. Мама бы одобрила, подумал он, продевая руки в лямки.

И отправился на место сбора.

И в первый момент подумал, что опасения были не зря: никого из ребят не было видно. Шли по склону несколько человек, громко переговариваясь не по-русски и щёлкая фотоаппаратами во все стороны. Проехали две девушки на велосипедах. Молодой человек медленно брёл по склону, не отрывая взгляда от экрана планшета, за ним так же неторопливо брела толстая собака, вывалив язык; когда хозяин остановился, набирая текст, собака тут же с явным облегчением улеглась.

Мишка почувствовал себя обманутым. Он скинул рюкзак и уселся прямо на траву. Правда, вид на Байкал отсюда был классный: вода искрилась на солнце, а там, где не искрилась, она была самых разных оттенков – от тёмно-синего до зелёного. И очень красиво смотрелся на фоне этой воды белый катер. Мишка замечтался, что здорово было бы поплавать на таком катере, и не заметил, как со спины к нему кто-то подошёл.

– Привет, шкилет! – прозвучало знакомое, и Савелий бросил на землю рядом с Мишкиным рюкзаком туго набитую сумку.

– Сам шкилет! – радостно ответил Мишка, поднимаясь и пожимая протянутую руку.

– Что, мы первые? – Савелий сделал ладонь козырьком и осмотрел окрестности. – Ага, вон, Дамдин ползёт!

Дамдин вовсе даже не полз, а шёл вполне энергичным шагом.

– Лёшки не будет, — сообщил он, поздоровавшись. – У него зуб болит. Прям даже щека распухла. Невезуха, да?

– Не то слово! – Савелий уселся на землю и принялся ковырять коросту на коленке. – У него там планы какие-то были с Саяном. Они ж и в прошлый раз куда-то с ним исчезали…

– Не с Саяном, а с Зуяном, – поправил Дамдин.

– А, никогда я их не научусь различать! – с досадой отмахнулся Савка. – Это Лёха их издали узнаёт… А по мне, они все на одно лицо. То есть, морду, конечно.

– Не вздумай такое при них брякнуть. Обидятся.

Дамдин уселся рядом с Савкой, Мишка, помедлив, сел тоже.

Минут через пять появилась Капитолина. Она была в уже знакомом Мишке виде: розовые шорты, клетчатая футболка и камуфлированная шляпа.

– Еле удрала! – выпалила она вместо приветствия. – Тётя затеяла починку забора, позвала Константина Иваныча, а ему то гвоздик подержи, то брусочек подай, то водички принеси попить… И тётя Рита говорит: помогай, а сама давай стирать.

И тоже: то прищепки найди, то таз унеси! Ужас! Думала, не улизну никак. Уж и сумку в кустах заранее спрятала… А где остальные?

Ей рассказали про Лёшкин зуб, а вот Назара с Емельяном не было по неизвестной причине.

– Подождём, – сказала Капитолина. – Может, опять Емельян затормозил, жучка какого-нибудь разглядывает… Попробуй, сдвинь его. Хоть бы уж наконец купили Назарке телефон, а то гадай тут!

Она тоже села рядом с друзьями, и они принялись ждать. Мишка вспомнил свой «теззис №9» и спросил у Дамдина:

– А ты тогда нашёл свою собаку? Ну, когда в первый раз попал к хорбенам?

– Чимгана-то? Нет.

Дамдин посмотрел на Мишкино огорчённое лицо и захохотал:

– Потому что он сам домой прибежал! Нагулялся, проголодался и прибежал, как ни в чём не бывало! Сейчас ему отец такой вольер построил, красота, сам бы жил, честное слово. Хороший пёс вырос, охотник. Нельзя, чтоб бегал, где попало. Его уже и продать просили, отец боится – уведут…

– О! – радостно завопила Капитолина. – Идут братцы-акробатцы! Вон они!

Назар с Емельяном поднялись по склону прямо к друзьям. После обязательных приветствий – «Привет, Емельян!», «Здорово, Емельян!», «Как жизнь, Емельян?» – вся компания подхватила вещички, готовая в путь.

– Кто последний был у перепонки? Дамдин, ты? – спросила Капитолина.

– Я вчера ходил, – объявил Назар. – Вот вечером и сгонял на велике. Она ещё ближе к берегу переползла. Я её в другую сторону высматриваю – а она чего-то к воде рванула. Странно даже.

Ребята спустились по склону мимо домов и нечастых деревьев и зашагали по песчаным дюнам. Идти было тяжело, ноги вязли в песке. Мишка хотел спросить, почему они идут таким неудобным путём, но промолчал. Значит, так надо. Может быть, для конспирации, чтобы не привлекать внимания. Здесь действительно почти не встречались люди: наверное, все отдыхающие устроились либо на пляже у воды, либо в тени леса.

Однако, скоро они прошли мимо целого городка: между растущими на песке соснами расположился десяток разноцветных палаток, натянутые тенты, кострища с кучами заготовленного хвороста. Здесь же были припарковано несколько солидного вида внедорожников, на которых сюда и забрались туристы.

– Ничего себе машинки! – оценил Савелий, пнув подвернувшуюся под ногу жестяную банку. – На таких куда хошь заехать можно. Вездеходы! Другие бы завязли десять раз…

– Лучше бы завязли! – неожиданно зло заявила Капитолина. – По самое здрасьте! Разворотили колёсами… Я бы вообще запретила с дороги съезжать, а то и по лесу, и по сопкам, и по пляжам ездят, как хотят. Тут колея, там колея… Прям всюду!

Емельян, который до этого момента спокойно шагал рядом с братом, заволновался, стал тревожно заглядывать в лицо девочке, даже забежал вперёд и остановился.

– Да ладно тебе, пошли, всё нормально, – похлопал его по плечу Назар. – Не сердится она, всё хорошо!

– Ага, не сержусь, – пробормотала Капитолина, – колёса бы им пооткручивать…

Они обогнули палатки и прошли ещё немного по песку, потом свернули к деревьям и идти стало легче. На одной из полянок Назар сбросил на землю свой рюкзак и объявил:

– Так, сейчас, минуточку!

Он огляделся и показал рукой на корявую сухую ветку, лежащую на земле.

– Была справа от неё…

Подошёл поближе, покрутил головой и радостно заорал:

– Вот она, голубушка!

Мишка, не снимая рюкзака, осторожно, чуть ли не на цыпочках, приблизился к нему… и ничего не увидел. Ну вот, подумал он, всё-таки это просто игра, мы просто будем полдня носиться по песку, а потом рассказывать друг другу небылицы о воображаемых зверях. Он даже вздохнул, то ли с разочарованием, то ли с облегчением. Честно говоря, он и сам бы не смог в ту секунду объяснить, огорчён или нет.

Мишка стянул с одного плеча лямку рюкзака и сделал шаг в сторону, чтобы сбросить его на землю…

…и в этот момент увидел.

Она была прозрачная, но неровная, словно воздух слегка колебался в пределах невидимой границы. Такое иногда бывает в жаркий день, например, над поверхностью раскалённого асфальта. Или песка. Едва заметная рябь, искажающая предметы.

Мишка как заворожённый смотрел сквозь живой колеблющийся воздух, и ему показалось, что там, за этой невидимой преградой что-то двигается. Он моргнул, и всё пропало.

Тут Мишка почувствовал, что ему нечем дышать. Он просто забыл вдохнуть, когда увидел «перепонку»…

– Ну, так, – сказал у него за спиной Дамдин. – Кидайте вещи, собираемся.

Куда собираемся, уже ведь пришли, хотел спросить Мишка, но увидел, что все действительно поставили свои рюкзаки и сумки и подошли к Дамдину, встав в круг.

– Давай сюда, Мишк, это мы такое придумали… – Капитолина запнулась, подбирая слово.

– Традицию, – подсказал Назар.

– Ритуал, – вспомнил Дамдин.

– Да так… – сказал Савелий.

И все засмеялись.

Потом они взялись за руки, причём Мишка оказался между Емельяном и Капитолиной, и Дамдин громко произнёс:

– Мы уходим в другой мир, потому что он волшебный… и невероятный.

А Савелий продолжил:

– Мы вернёмся в этот мир, потому что он для нас родина.

А потом Капитолина:

– Мы будем помогать друг другу, потому что мы вместе.

И Назар:

– Мы сохраним тайну других миров, потому что так надо. Для их безопасности. Да, Емельян?

И Емельян подтвердил:

– Да, Емельян!

– Теперь давай ты, — подсказала Капитолина. – Что-нибудь своё, и такое… важное.

Мишка пару секунд подумал и сказал:

– Мы узнаем новое и интересное. И полезное.

Они подняли вверх соединённые руки и хором произнесли «мы уходим, мы вернёмся», и Мишка тоже сказал, чуть-чуть после всех.

И подумал, что здорово ребята придумали, хорошая получилась традиция. И собой остался доволен, что быстро сообразил, что сказать.

Потом Дамдин скомандовал: «осматриваемся!», и ребята разошлись в разные стороны. Конечно, надо было убедиться, что никто не окажется свидетелем того, как целая компания детей исчезает в никуда! Минут десять побродив в окрестностях «перепонки» и убедившись, что посторонних поблизости нет, друзья вернулись и разобрали свои вещи.

– Я замыкающий, – объявил Дамдин. – Савка, давай ты первый. Если всё нормально, кинь обратно что-нибудь… ну, как обычно.

Савелий кивнул, перехватил поудобнее сумку и поднял с земли шишку.

Мишка смотрел во все глаза, как тот уверенно подошёл к мерцающей «перепонке», остановился на мгновение, поднял вверх руку с зажатой в ней шишкой и сделал ещё шаг.

Мишка прикусил губу.

Перепонка заколыхалась, как вода в тазу, и стала мутной.

Савелий исчез.

Через несколько секунд из мутного колыхания вылетела и шлёпнулась к Мишкиным ногам шишка. Шишка из другого мира.

– Ну что, рванули? – сказала Капитолина и исчезла вслед за Савкой. Назар взял за руку брата, и они тоже шагнули в просвет «перепонки».

– Твоя очередь! – Дамдин спокойно поправлял лямки рюкзака, словно и не предстояло ему сейчас отправляться в другой мир. – Дыхание задержи, когда проходить будешь. Ну, не робей!

– Да я… нисколько!

Хорошо, что голос не дрогнул, подумал Мишка, подходя к «перепонке». Воздух в ней немного успокоился, и стало смутно видно большое тёмное пятно – наверное, спина последнего из прошедших, Емельяна. Это придало Мишке уверенности, и он, вдохнув полной грудью, шагнул вперёд.

Продолжение следует.....

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

10