Меню
0+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

17.11.2016 00:19 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 45 (3811) от 17.11.2016 г.

Уроки Нюрнберга

Автор: Юлия Мамонтова

Фото предоставлено прокуратурой Иркутской области

В областной прокуратуре подвели итоги конкурса, посвященного 70-летию окончания Нюрнбергского процесса

255 школьников и студентов Прибайкалья приняли участие в творческом конкурсе  прокуратуры Иркутской области «Нюрнберг: наша боль, уроки, память», посвященном  70-летию окончания Нюрнбергского Международного военного трибунала. Победители  номинаций  на лучшее сочинение, стихотворение, плакат,  поисково– исследовательскую работу получили награды в облпрокуратуре, где в память о Суде народов проходила научно – практическая конференция. Там участники обсуждали исторические и юридические вопросы, связанные с Нюрнбергским процессом и поднимали злободневные темы противодействия экстремизму и неонацизму в наши дни. 

Воспоминания о крематориях и седой девочке

«Мы спали на голых нарах, застеленных только соломой. Зимой барак не отапливался. Кормили только один раз в сутки. Хлеба я не видел четыре года. В основном нас кормили вареной репой. Мучил постоянный голод.  Из барака детям не давали выходить, а если кому и удавалось это сделать, – их расстреливали, трупы сжигали в крематории. Сжигали и тех, кто уже не проснулся».

«Лагерь поставили в лесу, по периметру его охраняли конвоиры с собаками. Чуть не туда забежишь — бьют плетью или спускают собак. Позади лагеря стояли лошади конвоиров, там же были большие корыта, в которых их мыли и чистили. Вот из этих корыт нам разрешали пить. Питались в основном травой. Изредка давали хлеб. Этот хлеб из опилок я никогда не забуду».

«На линии фронта мы провели почти год. Все время жили в постоянном напряжении. Одна девочка, с которой я дружила, вышла оттуда вся седая. Тогда это было делом обычным. А сейчас, подумайте, седая 10-летняя девочка!»

Ученики Витимской средней школы Александр Сипач и Владимир Кутуев использовали в конкурсной работе  воспоминания узников концлагерей разных районов Прибайкалья, воспользовавшись ресурсами интернета и  Иркутского краеведческого музея. В самом Витиме, как и во всем Мамско – Чуйском районе людей, прошедших  через фашистские лагеря, в живых уже не осталось.

Ветераны уходят,  и описания событий военных лет для молодых поколений все чаще становятся лишь темами уроков истории, не всегда хорошо выученных. Как показал опрос витимских участников конкурса, 35% девятиклассников имеют очень краткие и поверхностные знания о бывших узниках нацистских концентрационных лагерей и международном военном трибунале в Нюрнберге.

«Подростки слишком далеки от исторических фактов, даже изучив события 1941-1945гг. на уроках истории. Результаты анкетирования еще раз подчеркивают актуальность рассматриваемой темы. Мы решили исправить эту ситуацию,  собрать весь необходимый материал и выступить на общешкольном классном часе с рассказом о Нюренбергском процессе и узниках концлагерей», — комментируют школьники из Витима.

Почему о Нюрнберге напоминает прокуратура?

 - Молодые люди должны иметь представление о Нюрнбергском процессе. Мероприятие, которое мы проводим в прокуратуре, должно помочь им лучше осознать его значение для современного мира. 70 лет назад впервые в истории руководители государства были осуждены за преступления против мира и человечности. Нюрнбергский процесс сыграл большую роль в становлении международного права. Советские представители, включая работников прокуратуры СССР, активно участвовали в разработке устава Нюрнбергского трибунала, подготовке обвинительного заключения и на всех этапах и стадиях процесса. Изучение исторического наследия Нюрнбергского процесса – важный элемент профессиональной и нравственной подготовки будущих поколений юристов, в том числе прокуроров. Проведение нашей конференции послужит объединению усилий власти и общественности по предупреждению и пресечению эскалации экстремизма, терроризма, дискриминации, ксенофобии, — подчеркнул на открытии научно–практической конференции прокурор Иркутской области Игорь Мельников.

В конференции приняли участие работники облпрокуратуры, студенты и преподаватели Иркутского юридического института Академии Генеральной прокуратуры РФ, Юридического института Иркутского госуниверситета, Восточно-Сибирского филиала Российской академии правосудия, учащиеся старших классов общеобразовательных школ области. На открытии к ним обратился ветеран органов прокуратуры Александр Плешивцев:

 - Сначала я был несколько удивлен, что областная прокуратура проводит научно–практическую конференцию на эту тему. Я полагал, что это, скорее, дело исторических, военных структур. Но понял, что это правильное решение потому, что всему, что произошло в годы Второй мировой войны, была дана правовая оценка всем мировым сообществом. И сейчас мы живем в такое сложное время, что нельзя забывать о том процессе. Я видел сюжет, когда молодую девушку спросили, что такое холокост, она ответила: «По- моему, это обойный клей». Когда ей показали хронику об  одном из концлагерей, она была в шоке.

Суд по нормам международного права

Напоминая историю вопроса, Александр Алексеевич рассказал, что после окончания войны было немало голосов, требующих свершить внесудебную расправу над преступниками, тем более такие примеры были и воспринимались с одобрением. В Италии 28 апреля 1945 года бойцы Сопротивления казнили диктатора Беннито Муссолини, его любовницу и нескольких приспешников, а тела вверх ногами повесили на одной из автозаправочных станций в Милане.

 - Но вот  Иосиф Сталин, например,  говорил, что необходимо судебное решение, иначе,  по его словам: «Люди скажут, что Черчилль, Рузвельт, Сталин просто отомстили своим политическим врагам, — продолжил докладчик. —    Я думаю, он был прав. Был создан международный трибунал, который в течение 11 месяцев рассматривал материалы обвинения о преступлениях фашистов.  

Участники конференции подробно обсудили исторические и юридические аспекты Нюрнбергского трибунала. Отметили роль главного государственного обвинителя от СССР, будущего Генпрокурора Советского Союза Романа Руденко. Так, один из главных нацистских преступников Герман Геринг безуспешно пытался расколоть сторону обвинителей, которая помимо наших прокуроров была представлена их коллегами из США, Великобритании и Франции. Суд проходил в соответствии с процессуальными нормами англосаксонского права, включая опрос свидетелей, изучение фото и киноматериалов, документов. Так, именно в Нюрнберге был озвучен печально известный дневник маленькой ленинградской блокадницы Тани Савичевой.

Защита пыталась представить факт нападения Германии на СССР тем, что Советы сами намеревались это сделать. Однако важный свидетель, германский фельдмаршал Паулюс, лично участвовавший в разработке плана «Барбаросса»,  на допросах подтверждал обратное. Немецкие адвокаты нацистов уповали, что свои слова Паулюс должен повторить в суде, они думали, что его быстрая доставка в Нюрнберг вряд ли возможна. Однако советская делегация  загодя привезла туда фельдмаршала, и уже через несколько минут его показания на суде произвели эффект разорвавшейся бомбы.

 Активная наступательная риторика Руденко сломила сначала Риббентропа, а потом и самого Геринга. Оба нациста, так же, как еще 10 поборников фашизма, были приговорены к смертной казни через повешение (Геринг отравился в камере тюрьмы ядом, капсулу которого, скорее всего,  ему при поцелуе на последнем свидании передала жена). Трое получили пожизненное заключение, еще семеро – длительные сроки нахождения за решеткой.

«Фридрих Обершульц» хотел убивать людей, как иркутские «молоточники»

После чудовищных итогов Второй мировой войны, когда только в концентрационных лагерях были зверски истреблены 11 миллионов человек, когда прозвучал грозный вердикт Суда народов в Нюрнберге, повторение подобного казалось невозможным. Но войны, хотя и локальные, не прекратились. Мир напуган террористическими актами. Экстремизм и нацизм поднимают голову то в одном, то в другом государстве. Самое печальное, что даже в нашей, самой пострадавшей от фашизма стране, это зло периодически проявляет себя.

В Иркутской области несколько лет назад проходил нашумевший процесс над т.н. «молоточниками». Молодые иркутяне Артем Ануфриев и Никита Лыткин (последний на момент преступлений был несовершеннолетним) совершили 20 убийств и покушений. Преступники полагали, что имеют исключительное превосходство над человечеством, ненавидя его в целом.  

 - Когда расследовалось это дело, выявлялось окружение Ануфриева и Лыткина. Был установлен еще один молодой человек такого же возраста, разделяющий их взгляды. Характерен псевдоним, который он использовал в интернете – «Фридрих Обершульц». Когда с ним работали, он признался, что тоже хотел совершать такие же преступления, но как он сказал, просто духу не хватило. Тем не менее, за распространение экстремистских материалов его привлекли к ответственности, — прокомментировал старший помощник прокурора Иркутской области по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму Сергей Федоров.

По его информации в результате серьезной совместной работы правоохранительных органов, с 2014 года и по сей день в Прибайкалье насильственных преступлений экстремистской направленности не регистрировалось. Многие активные представители праворадикальной среды находятся за решеткой. Сейчас эта идеология переместилась в интернет, где размещаются материалы, возбуждающие ненависть и вражду, призывающие к насилию, в том числе по расовому признаку.

В 2016 году за распространение таких материалов было возбуждено три уголовных дела и 21 административное производство. Свежие примеры. В Усолье – Сибирском два молодых человека 20 апреля этого года разместили у кладбища портрет Гитлера с нацистскими лозунгами. В мае этого же года семерых ангарских заключенных из ИК-15  оштрафовали по суду за демонстрирование запрещенной фашистской атрибутики на их татуировках.

Невыдуманное раскаяние

 - Я тоже вижу опасные проявления. В интернете появляются агитационные материалы. Некоторые публичные «звезды» тоже так аккуратненько тему эту поднимают, а так как у них есть фанаты, они начинают прислушиваться и в конечном итоге вливаются в эту систему, — рассуждает старшеклассница Шелеховского лицея Наталья Искалова.

После конференции и своего награждения в холле прокуратуры она рассматривает плакаты других конкурсантов. Среди мрачных изображений фашистов и их жертв девочка особо выделяет рисунок с разорванными над земным шаром цепями и голубем мира. Наташа верит в добро, мечтает стать парапсихологом, помогать «заблудившимся» в деструктивных сообществах подросткам. И к теме своей работы она подошла нетривиально:

  — Мой герой выдуманный, абстрактный. Это обычный немецкий мальчик, который любил маму, а когда вырос, стал фашистом. Я хотела показать внутреннюю борьбу между тем, к чему призывал Гитлер, и что хотел этот человек. У него сначала была другая точка зрения, но поддавшись толпе, он пошел с ней и подумал, что это правильно. Моего героя осудили и казнили, но перед смертью он осознал, что был не прав и перед смертью попросил прощения, прежде всего у Бога.

Жизнь показывает, что такие уроки из Нюрнберга вынесли не все. Но похожие случаи были. Один из тех, кто сидел 70 лет назад на скамье подсудимых, а потом много лет провел в одиночной камере тюрьмы, писал впоследствии:

«Я никогда не забуду один фотодокумент, изображающий еврейскую семью: мужчина со своей женой и своими детьми на пути к смерти. Он и сегодня стоит у меня перед глазами. Приговор военного трибунала попытался сформулировать вину. Наказание, всегда мало пригодное для измерения исторической ответственности, положило конец моему гражданскому существованию. А та фотография лишила мою жизнь основы. Она оказалась долговечнее приговора».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

33