Меню
0+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

06.12.2018 16:07 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 48 от 06.12.2018 г.

Первая Комячейка Приольхонья. Продолжение. Нач. в № 44,45

Автор: Н.Король

Еще один инцидент произошел в январе 1921 года. В соответствии с предписанием Райпарткома № 7 от 26.01.21 г. М. Соколачко должен был прибыть в с. Манзурка и продолжить работу в должности «инструктора или секретаря». В порядке партийной дисциплины данное распоряжение необходимо было безоговорочно выполнить. М. Соколачко категорически отказался переводиться на работу в Райпартком, указывая, что «предлагаемым должностям» он не соответствует и лучше начнет работать по своей прежней профессии – портным. А. Пенкальский и члены ячейки активно поддержали своего соратника. М. Соколачко остался в числе членов Косостепской Комячейки, но вопрос неисполнения указания партийного руководства остался открытым.

В январе произошло еще несколько важных событий. В Косостепскую волость для налаживания работы среди женщин прибыла Нина Андреевна Сластникова, которая была включена в состав Косостепской Комячейки и практически стала первой женщиной–коммунистом Приольхонья. 9 января в Комячейку вступают Матвей Игнатьевич Попов и Федор Федорович Зинченко. Таким образом численный состав ячейки достиг своего максимума. В соответствии с данными «формы ежемесячной отчетности для ячеек Р.К.П.» за январь месяц 1921 года в Косостепской ячейке числилось: членов /муж./ — 8, /жен./ — 1, всего — 9 . Кандидатов /муж./ — 2. Всего членов и кандидатов 11 человек.

Март 1921 года – маркерная, переломная точка в судьбе Комячейки — месяц, в котором ячейка понесла первые потери. Этой потерей стал С. Рыков, арестованный и препровожденный в Оёкскую тюрьму. В соответствии с данными предварительного следствия выяснились следующие обстоятельства. Согласно информации, полученной от Л.Ф. Вокина, Василий Просекин /гражданин с. Харат/ хорошо знал место нахождения скрывавшихся дезертиров. С. Рыков совместно с сотрудником Особотдела Г.Ч.К. Н.П. Шпаковым проводил дознание «путем нанесения побоев и сажанием Просекина на лед», следствием чего явилось тяжелое повреждение здоровья последнего. Нарследователем 2-го участка Иркутского уезда выбрана мера пресечения для Волвенкома Косостепской волости – содержание под стражей /постановление № 224/. С. Рыков пользовался огромным авторитетом у своих товарищей. Арест и следствие по предъявленному Нарследователем обвинению члены ячейки считали несправедливым. По их мнению, С. Рыков, принимая решения по борьбе с дезертирством, всегда действовал в соответствии с предписаниями Верхоленского Увоенкомата. Эпизод с Просекиным являлся «оплошностью», за которую не следовало С. Рыкова арестовывать. На заседании ячейки, прошедшем 6 марта, единогласно принято решение дать С. Рыкову положительную рекомендацию. Еще одним пунктом, рассмотренном на заседании, являлся вопрос об отсутствии у членов Комячейки партийных билетов. По данному вопросу решено «требовать» выдачу партийных билетов и удостоверений на право ношения оружия. В случае неисполнения данного требования «считать ячейку распущенной и недействительной».

8 – 9 марта в с. Манзурка проводилась Районная крестьянская беспартийная конференция, на которой с докладом выступал А. Пенкальский. В начале доклада отмечалось, что экономическое положение Косостепской волости очень тяжелое, а ситуация с продовольствием критическая. Назначенную разверстку в количестве пяти тысяч /5000/ пудов волость выполнила на 50 %. У зажиточного населения изъяты все излишки, а « … бедняки уже в настоящий момент начинают щелкать зубами от голодухи, как дикие волки …», поэтому оставшиеся 50% разверстки выполнить не представляется возможным. Оканчивался доклад критикой вышестоящих органов партийной власти. А. Пенкальский указывал, что на неоднократные просьбы в отпуске хлеба для беднейшего населения Губпродком отказал, объясняя это тем, что, «… если вы излишки хлеба сдаёте…, следовательно у вас должен быть хлеб для населения, а если же у вас не было хлеба, то вы не дали бы разверстки, просимой с вас. Но нужно помнить, что излишки хлеба у прожиточного класса были ликвидированы совсем… Продагенты, взимая излишки хлеба или, вернее сказать, наложенную разверстку, указывали, что если вы не даете хлеб, то в дальнейшем не получите хлеба для бедноты. Но, что теперь мы видим, товарищи, нетерпимую ненормальность со стороны высшего органа власти…». 15 марта в присутствии партинструкторов Постушенко и Козлова было проведено общее собрание Косостепской Комячейки. При рассмотрении вопроса о «Работе селькомячейки» с докладом выступил М.Д. Постушенко. Из доклада следовало, что по наблюдению Постушенко Комячейка до настоящего времени бездействовала, не способствовала безболезненному проведению разверстки и не смогла сплотить вокруг себя население волости. Эти недостатки породили недоверие крестьян к членам ячейки и ненависть к коммунистам. Кроме того докладчик подметил, что в некоторых случаях члены Комячейки, может быть бессознательно, подрывают авторитет «настоящих органов власти».

20 марта на Общем собрании Комчейки, в соответствии с постановлением президиума Упарткома, принимается решение об организации Косостепского Волисполкома Р.К.П.(б). Большинством голосов общего собрания председателем и инструктором Волиспокома Р.К.П.(б) избран В. Дуйко, секретарем М. Попов. После назначения В. Дуйко председателем–инструктором Волиспокома Р.К.П.(б) и председателем Комячейки он становится высшим представителем партийной власти в Косостепской волости, сменив на этом посту А. Пенкальского. На этом же собрании после трехмесячного кандидатского стажа приняты в члены Р.К.П.(б) М. Попов и Ф. Зинченко. В соответствии с предписанием Укома № 484 от 14/3-21 г. «О ведении широкой работы среди женщин крестьянок и работниц» намечено провести в Косостепской волости неделю ребенка, ответственной за проведение назначена Н. Сластникова. Так же запланировано проведение субботников. Однако выполнить поставленные задачи не удалось.

Причиной стали появившиеся на территории Приольхонья «белогвардейские разведки». В селах Косая Степь и Куреть были расклеены воззвания к населению, призывающие к свержению власти коммунистов. Партийная работа, из — за необходимости членами ячейки принимать меры к самоохране и участвовать в ночных караулах, замерла. Н. Сластникова уехала в г. Иркутск. Принимая во внимание ухудшение обстановки в уезде, Упартком РКП(б) разрешает членам Комячейки иметь оружие, выводя состав ячейки от действия приказа Увоенкомата № 175 от 8/2-1921 г . «О сдаче оружия всеми организациями». Согласно списка за № 21, составленного в соответствии с предписанием Верхоленского Уездного комитета, члены Косостепской Комячейки имели следующее вооружение:

1. Дудоровский Василий Дмитриевич — русская трехлинейка, 1 граната, патронов – 10;

2. Брянский Алексей Петрович — русская трехлинейка, 10 патронов;

3. Пушкин Иван Романович — русская трехлинейка, 1 граната, 4 патрона;

4. Соколачко Макар Никифорович — русская трехлинейка, 1 граната, 15 патронов;

5. Андерсон Андрей Михайлович — русская трехлинейка, 10 патронов;

6. Пенкальский Антон Рафаилович — германская трехлинейка, 10 патронов;

7. Дуйко Владислав Осипович — русская трехлинейка, 1 граната, 10 патронов;

8. Зинченко Федор Федорович — русская трехлинейка, револьвер наган, 5 патронов;

9. Попов Матвей Игнатьевич — русская трехлинейка, 8 патронов.

Общее положение в Иркутской губернии по состоянию на апрель 1921 года достаточно информативно раскрывает Двухнедельная информационная сводка Иргубчека № 6. В сводке обращается внимание на то, что в связи Кронштадтскими событиями настроение крестьян уездов резко изменилось в худшую сторону и носит контр — революционный характер. На сельских собраниях население открыто говорит о разоружении коммунистов. Неспокойно и в Косостепской волости. Из донесения «информатора» в Райпартком выяснялось, что в с. Куртун имеется сеть «белогвардейщины» и село находится под влиянием «контрреволюционной своры». Распоряжения Советской власти совершенно не признаются. Местная милиция и Волисполком бездействует и никаких мер по урегулированию создавшейся ситуации не принимают.

Последующие события развивались стремительно. 3 апреля становится известно, что в десяти верстах от с. Усть–Орда находится сводный повстанческий отряд численностью примерно 500 человек под командованием Д. Донского. 4 апреля приходит известие о взятии повстанцами с. Усть–Орда и аресте местной милиции. В районе Манзурки фиксируется отряд численностью до 150 человек под командой поручика Петрова. Дополнительно появляется информация, что вышедшая из отряда Д. Донского группа Романенко объединилась с группой Татаркина. Сводный отряд Татаркина – Романенко действует в районе Косостепской волости. Так же не исключалась возможность перехода в данный район отряда Д. Донского. В ночь с 27 на 28 апреля в с. Косая Степь появились повстанцы. Повстанческим отрядом разграблена канцелярия Волисполкома Р.К.П.(б), уничтожены все документы и убиты А. Брянский и секретарь Комячейки М. Попов. 16 мая у с. Куртун разведка Особотряда № 4 попала в засаду, устроенную повстанцами. После двухчасового боя разведотряд отступил, понеся следующие потери: « … шашка зпт 21 винтовка зпт 13 убито 5 ранено два взято плен один пропал тчк … ».

18 мая отряд под командованием Татаркина – Романенко численностью 60 всадников занял с. Петрово, где убиты : Начрадиостанции, Предволисполкома А. Пенкальский и четыре красноармейца. Четверо красноармейцев взяты в плен, разрушена радиостанция, отобраны шифры, восемь винтовок и пулемет Шоша с патронами. «… Для преследования банды была выделена рота полка, которая настигла бандитов в деревне Еланцы …», откуда после произошедшей перестрелки повстанцы отступили и ушли, потеряв одного убитого и оставив трех оседланных лошадей и 8 винтовок.

Майские события стали роковыми для первой Коммунистической ячейки Приольхонья. Общие потери, понесенные Комчейкой за период ее существования составили: А. Пенкальский, М. Попов, А. Брянский – убиты; И. Пушкин – 7 мая уехал в г. Иркутск и до июня месяца сведений о нем не поступало. Не исключалась возможность предательства или дезертирства И. Пушкина, что в дальнейшем не подтвердилось; С. Рыков – 17 апреля 1921 г. на заседании Иркутской губернской Комиссии по борьбе с контр – революцией, спекуляцией и преступлениями по должности, за злостное дискредитирование Соввласти приговорен к заключению в лагерь принудительных работ сроком на пять лет; Н. Сластникова – «бежала» в г. Иркутск. Принимая во внимание все эти факторы, на заседании Косостепского Волкома Р.К.П.(б), прошедшем 29 мая 1921 года, принято решение: в виду сложившегося катастрофического положения Косостепской Волком считать распущенным. Дополнительная информация о сложившейся ситуации дается в докладной записке Райинструктора Р.К.П. от 31 мая 1921 г.: « … С 25 по 31 мая я делал объезд по району, причем, обследовав Косостепскую организацию, нашел, что Косостепская ячейка неминуемо распадется и ее придется распустить. Причины известны: набег белобандитов; зверское убийство 3-х тов. коммунистов; ожиданием с уводом отряда повторения этого набега и дикой расправы. Состав комячейки: бывшие ссыльные, не имеющие с местом кровавых связей и устойчивого хозяйства, поэтому жертвовать им нечего. Я получил заявление оставшихся 5 товарищей, что скоро они все уезжают. Из организации осталось всего 6 человек. Т. Пушкин самовольно уехал в Иркутск, т. Зинченко откомандирован в Манзурку, т. т. Дуйко, Соколачко и Дудоровский переезжают на родину и т. д. Никого из организации не остается, ячейка умрет …».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

20