Меню
12+

«Байкальские зори», СМИ сетевое издание

15.10.2020 10:31 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 40 от 15.10.2020 г.

Где границы нацпарка?

Автор: Надежда АЛЕКСЕЕВА

Территориальное управление Росимущества по Иркутской области, направившее в суд исковые заявления на жителей поселка Песчаная с требованием вернуть в федеральную собственность земельные участки и снести свои дома, как показали суды, своими отзывами поддерживают и Минприроды России, и ФГБУ «Заповедное Прибайкалье».

Основанием для исков стало то, что п. Песчаная находится в границах Прибайкальского национального парка, Центральной экологической зоны Байкальской природной территории. Природоохранной прокуратуре после очередной, якобы, проверки вдруг пришло «озарение», что люди там не должны жить, и направило в адрес ТУ Росимущества письмо с требованием принять меры. Как оказалось, Росимущество разбираться долго не стало. Дома — под снос, людей — долой.

Но так ли все на самом деле обстоит с этими пресловутыми границами, как считают эти ведомства?

Начиная с 1985 года, когда иркутский облисполком в целях охраны озера Байкал предложил создать Прибайкальский национальный парк, во всех населенных пунктах Ольхонского района стали проводиться сходы. Как в любом цивилизованном обществе, руководство района заботило мнение жителей — согласны ли они на создание национального парка. Кроме этого, им объясняли, изменится ли их жизнь после этого.

Нам удалось поговорить с некоторыми участниками тех сходов. Они очень хорошо помнят, что тема нацпарка волновала весь район, и именно на сходах они смогли высказать свою позицию.

По долгу службы на первых сходах в 1985 году присутствовал Владимир Васильевич Колесников.

— В тот года я переехал в Ольхонский район, был назначен заместителем начальника отдела внутренних дел. На сходах выступали представители создаваемого нацпарка. Они утверждали, что цель создания ПНП — только охрана природы. На вопросы жителей о возможных ограничениях отвечали — ягоды, грибы как собирали, так и будете собирать, как пасли скот, так и будете пасти, с дровами тоже не будет проблем. Нацпарк не претендовал на земли населенных пунктов, и об этом даже речи не было.

Очень хорошо помню, как выступал Афанасий Лазаревич Ханхашкеев. Он тогда сказал: «Люди, не соглашайтесь на создание нацпарка! Вы в будущем плакать будете». И оказался прав. Но кто знал, что вскоре нас окружат жесткими ограничениями. Тогда, в 1985 году, во всех селах и деревнях района прошли сходы, люди открытым голосованием проголосовали за создание нацпарка.

В январе 2019 года также прошли сходы по вопросу: согласно ли население с включением в границы нацпарка населенных пунктов района. Конечно же, люди высказались против. На Еланцынском сходе в протокол внесли мое обращение к мэру о проведении референдума, но он так и не состоялся, — вот что нам рассказал Владимир Васильевич.

После создания ПНП сходы проводились и в начале 90-х, т. к. четких границ парк еще не имел, этот вопрос все еще обсуждался. Но было Постановление Совета министров от 13.02.1986 г. «О создании Прибайкальского национального парка» и положение о парке.

Островное лесничество, ранее подчинявшееся Ольхонскому лесхозу, ушло в ведение ПНП. В те годы как раз там работал житель Хужира Владимир Степанович Жуков и непосредственно знает, как работал нацпарк, и каковы были его функции.

— В 1989 году я устроился в островное лесничество водителем, 10 лет отработал, потом еще 11 лет работал лесничим. Момент сходов я не помню, наверное, был в отъезде. Но помню, что нацпарк обещал не трогать местных жителей, тем более никогда не претендовал на земли поселков. Первостепенной работой нацпарка всегда считалась охрана окружающей среды. В те годы нам завезли изюбра, козу, зайцев. Мы тушили пожары, следили за территорией лесничества. Это была прямая работа природоохранной организации. А сейчас приоритеты сменились — денег содрать побольше и местное население зажать.

Я работал при трех директорах нацпарка, вопрос про населенные пункты — включать ли в границы нацпарка — не поднимался никогда. После появления природоохранной прокуратуры вся эта волна и пошла, — отмечает Владимир Степанович.

Его слова подтверждает и Татьяна Владимировна Трапезникова, тоже жительница Хужира.

— На сход я пришла вместе с мужем, был полный зал. Обсуждался вопрос, какие земли острова Ольхон отнести к нацпарку. На сход приехали представители районной администрации и нацпарка, фамилии, к сожалению, не помню.

Некоторые жители говорили, мол, давайте весь остров включим, чтобы никто чужой не смог претендовать на эти земли. Но большинство выступили против того, чтобы населенные пункты были в нацпарке. Хорошо помню, проголосовали только за территорию островного лесничества и подписали с этим решением протокол схода. Никакие поселки, ни побережье, ни даже степные участки в нацпарк не включались — об этом даже речи не могло быть! — рассказала Татьяна Владимировна.

Также Татьяна Владимировна упомянула, что на том сходе выступала жительница Хужира Наталья Игоревна Николаева (Юницкая). Мы созвонились с Натальей Игоревной, сейчас она проживает в Иркутске.

— Да, я выступала на сходе и предложила включить в нацпарк только лесной массив. Мы переехали на остров с севера. Там перед поселком, где мы жили, был сосновый бор, который потом взяли и срубили. Поэтому я предложила включить в нацпарк лесной массив. На сходе мы говорили и о поселках, и о территории рядом с ними — они вообще не вошли в нацпарк. Также, как и сельхозземли, которые принадлежали совхозу, — сообщила Наталья Игоревна.

Факт многолетних обсуждений границ ПНП неоспорим. У нас нет оснований не верить людям, которые были свидетелями и участниками обсуждений его границ, и, что самое главное — они и все наши земляки никогда не соглашались с включением населенных пунктов в нацпарк.

В распоряжение редакции попал очень интересный документ — решение Президиума Ольхонского районного совета депутатов № 96 от 11.02.1991 года «О решении облисполкома № 551 «О схеме генерального плана организации Прибайкальского государственного природного национального парка». Районные депутаты этим решением направили телеграмму-протест за подписью председателя райсовета В. Н. Дружинина в адрес председателя Совета министров РСФСР И. С. Силаева, председателя областного Совета народных депутатов В. И. Потапова, председателя облисполкома Ю. А. Ножикова, народных депутатов РСФСР Г. А. Алексеева, И. И. Широбокова.

В данной телеграмме депутаты выразили протест рассмотрения и утверждения Советом министров РСФСР схемы генерального плана Прибайкальского национального парка, т. к. в ней не учтены замечания Ольхонского райсовета, которые исключают противоречия между населением и парком:

«Ольхонский райСовет выражает протест рассмотрения в Совете Министров РСФСР единой схемы как несогласованной в представленном варианте. В случае непринятия наших замечаний район отказывается входить в систему национального парка», — такими словами завершается телеграмма.

Вышесказанное позволяет сделать вывод — что бы ни говорили природоохранные прокуроры и иные ведомства, населенные пункты нашего района никогда не входили в границы Прибайкальского национального парка. На это не соглашались ни руководство района, ни жители.

Лишь спустя более 30 лет с легкой руки и по настоянию Байкальской межрайонной природоохранной прокуратуры границы нацпарка, якобы, встали на кадастровый учет в том варианте, который, видимо, удобен прокурорам — с населенными пунктами и побережьем в его границах, а не с учетом мнения районной администрации и жителей. Почему в нашем правовом государстве такое возможно, что первичные документы по прошествии многих лет вдруг становятся просто бумагой? Видимо, только жителей острова Ольхон, создавших недавно общественное движение «Люди Байкала: право на жизнь», эта проблема волнует все больше, потому что теперь отстаивать свое конституционное право на жилье и землю нужно уже в судах.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

615