Меню
12+

«Байкальские зори», СМИ сетевое издание

14.03.2022 10:52 Понедельник
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 9 от 10.03.2022 г.

Вечною будешь в памяти нашей

Автор: Г.П. ХАМАРХАНОВА, с. Шара-Тогот

О Лидии Дмитриевне Бурлаевой (15.04.1922 г.- 07.01.2022 г.)

Бурлаев Протас Бужинаевич

Хочу рассказать о жизни моей мамы, одной русской женщины, по судьбе которой читается столетняя история Российского государства, так как Лидия Дмитриевна прожила 100 лет без трёх месяцев.

Её отец Дмитрий Николаевич Астафьев был из енисейских казаков-чалдонов (кержаков). Мать Татьяна Андреевна Кремлёва, старшая дочь из старообрядческой купеческой семьи, оказавшейся в Сибири вместе со сторонниками протопопа Аваакума. В браке у Астафьевых Дмитрия и Татьяны родилось семеро дочерей (Астафьева долон басхан), Лидия Дмитриевна была четвёртой. Вроде всё складывалось благополучно. Но революционные манифесты о раскулачивании не прошли мимо: раскулачили деда по материнской линии Кремлёва Андрея Себастьяныча, изъяли всё имущество, но не выслали. Жить было негде, ютились по чужим баням, сараям, стойлам для скота, но не у родственников, так как шли круглосуточные сыски и доносы. В любое время суток могли нагрянуть и признать приютивших родственников врагами народа. Дед так и умер в чужой бане от сильных ожогов: споткнувшись, упал на пылающую каменку.

А ещё через десять лет репрессировали двоюродных братьев отца Астафьева Дмитрия Николаевича, выслали на Игарку. И опять потребовали отказаться от них как родных. Это морально-психологическое давление было рассчитано на возбуждение страха у людей. За долгие годы жизни Лидия Дмитриевна до конца так и не сумела при воспоминаниях о них, родных, избавиться от чувства детского, подросткового страха. Рассказывать об этой трагической участи начала только в конце 90-х годов, на восьмом десятке лет. До этих лет на вопрос о родственниках деда, бабушки всегда звучал один ответ: «Никого нет».

И всё же она получила 7-летнее образование и поступила в Канское педагогическое училище. Война… Младше её ещё трое сестричек. Пришлось проститься с учёбой. В родной колхоз взяли сразу (всё-таки 7 классов многое значило в довоенной стране) учётчиком, продавцом в ларёк, счетоводом.

Но всё время мечтала уехать с этих родных, но очень печальных мест. Шёл 1946 год. И вдруг судьба улыбнулась: дальние родственники согласились взять её с собою в Иркутск. И опять же волею всевышнего, перепутав Тальцы с Еланцами, молодая женщина оказалась в Ольхонском районе, где и получила направление на должность продавца Чернорудского магазина Ольхонского рыбкоопа.

Обаятельная, красивая девушка пришлась по душе бурятскому населению улуса. Наставницей ей стала Анна Павловна Бидагаева, сама тоже русская, но наша куретская, бывшая замужем за Бидагаевым А.Р., к этому времени свободно владевшая бурятским языкам, глубоко почитавшая обычаи бурятского народа. Она помогла быстро сойтись молодой Лидии Дмитриевне с односельчанами. Уже через год она говорила и пела на бурятском языке. И особенно хорошо ей удавалось общаться со старыми людьми и детьми. И уважали и любили её больше старики и дети. Тогда, в послевоенные годы, и вплоть до 1960 года не было организованного питания в школе, но большая перемена была! И те ученики, кому родители выдали 5-10 копеек, бежали в магазин. А Лидии надо было успеть на эти копеечные крохи дать конфет-подушечек, самых дешёвых, но самых – по сей день так думаю – вкусных! И чтобы дети не рассыпали своё сладкое чудо, она ссыпала конфеты в кулёчки-пакеты, которые в свободное от покупателей время старательно крутила целый день: лишь бы на перемене следующего дня у каждого ребёнка был заветный кулёк. И эта конфетная эпопея длилась почти 14 лет; и послевоенные дети вспоминают её всегда с радостной улыбкой и благодарностью. А муж мой, смеясь, говорил, что женился на мне потому, что однажды такой маленький кулёчек достался ему бесплатно: уже несколько дней его мать не могла дать ему копеек, а он всё равно изо дня в день бегал в магазин. Думаю, таких мальчишек в те послевоенные годы было немало. Она сама из многодетной семьи и знала: как хочется сладкого, но негде и не на что взять.

Лидия Дмитриевна отдала магазину улуса Черноруд, по её словам, свои счастливые годы. Чтобы подтвердить свою профессию, поступила на очно-заочное отделение учебно-курсового комбината облпотребкооперации. По завершению двухгодичного образования ей в 1955 г. вручили диплом по специальности «торговый работник потребкооперации». Была по рекомендации потребкооперации Иркутской области внештатным корреспондентом отдела статистики газеты «Восточно-Сибирская правда» по вопросам ассортимента товаров, спроса населения и обеспечения людей товаром согласно государственному прейскуранту продовольственных и промышленных товаров. Получила известность как в районе, так и в области как грамотный, добросовестный работник, на деле болеющий за достаточную обеспеченность населения товарами широкого потребления. В социалистических соревнованиях советских времён Чернорудский магазин всегда был в передовых, потому не счесть вымпелов победителя соцсоревнования. В течение 18 лет портрет Лидии Дмитриевны не сходил с районной Доски Почёта в с. Еланцы. Награждена юбилейной медалью к 100-летию В.И. Ленина. Очень много медалей вручено как труженику тыла к юбилейным датам в честь победы советского народа в Великой Отечественной войне. И удостоена звания «Отличник торговли СССР».

И личная жизнь на ольхонской земле успешно сложилась, как и работа. Не зря её судьба вела к берегам священного озера Байкал. Встретилась с возвратившимся домой фронтовиком, и уже в 1947 вышла замуж. Бурлаев Протас Бужинаевич – завидный жених. Высокий (выше всех мужчин в улусе и, кажется, и в районе), стройный, с вьющимися волосами, с обаятельной улыбкой. Учитель, художник, столяр-краснодеревщик, рыбак, охотник. И добротный свой дом, и хорошее подворье, и внимательные родители-старики. И род знатный (это ей сразу объяснила Анна Павловна и ее новые друзья-переселенцы Харламовы): Бурлаевы, Бумбошкины, Оглобины, Бильтриковы, Сумановы, Болхоновы, Хальхаевы, Борсоевы – род шаманов, мастеров в любом деле, учёных, руководителей (боо-утха, дархан-утха, нойон-утха). И она ни в чём не уступила родовым умельцам. В один выходной – воскресенье – всегда творила чудеса с тестом. По всему околотку лёгкий ветерок разносил запахи выпекавшихся в большой печи-духовке булочек с вареньем. А потом все ребятишки от души уминали эти изумительные плюшки – таких в магазине не было! А какие пекла пироги с рыбой! – это её изюминка во всём пекарном деле. И каждое утро делала блины или оладьи для всей большой семьи: свёкра и свекрови, мужа, трёх детей и для себя. Первая на селе засадила огород огурцами, морковью, свёклой, капустой – невиданное дело для бурятского улуса. Огурцов и моркови было столько, чтобы опять соседским ребятишкам хватало. Вместе с ней умением печь сладкую сдобу и выращивать овощи овладели женщины-мамы (все кругом были невестки – «базнут»).

Один из моих троюродных братьев любит рассказывать, что мальчишкой, наедаясь тетя Лидиными пирогами и булочками каждое воскресенье, а иногда заходил к бабушке Хатрине по будним дням за выпечкой, а летом – хрустящими огурцами, решил: «жена будет русская!». Ещё успевала и стирать (стирали в корыте и руками), и шить, и штопать, и в доме провести уборку.

Счастье длилось тридцать лет. Не стало Протаса Бужинаевича: скончался после аварии. Дети давно разлетелись по своим гнёздам. Родители мужа уже были на небесах. Осталась одна в большом доме… Год ещё промаялась и приняла решение переехать в Бурятию. Она про себя нам и родным говорила: «Я давно бурятка». И город Улан-Удэ стал для Лидии Дмитриевны третьей родной землёй: ведь Бурятия теперь – родина её детей и внуков. И всю оставшуюся жизнь она посвятила внукам, правнукам и праправнукам: пекла, варила, шила, вязала, выращивала овощи и картофель, держала кур, даже одно время – кролей, и поддерживала своей пенсией.

Дети Галина, Александр, Людмила, 1959 г.

И если на начало становления её жизни выпали раскулачивание, политическая репрессия и тяготы Великой Отечественной войны, то на восьмом десятке лет – распад СССР, нехватка продовольствия и пустые магазинные прилавки – лихие голодные девяностые! Чтобы купить для правнучки молоко, а может, масло и колбасу, очередь у магазинов занимала прабабушка Лидия Дмитриевна с позднего вечера. Ночью с женщинами разжигали костёр, грелись, чтобы совсем не закоченеть, особенно зимой. По очереди уходили домой на 2-3 часа, как договорятся. Продавали по норме, поэтому к 9 часам утра стояли вдвоём: прабабушка и правнучка. И так 3 раза в неделю в любое время года, в любую погоду. Ни разу никто не услышал из её уст жалобу! Это была мужественная, исключительно стойкая женщина: трудное детство и юность закалили её. Уже на переломе двух тысячелетий стало легче жить. Вернувшаяся с Крайнего Севера семья старшей дочери, обзаведясь домашним хозяйством, отправляла продукты питания: и мясо, и рыбу, и замороженное кружками молоко, иногда и масло. А яйца и овощи были свои: жила Лидия Дмитриевна в своём деревянном доме по переулку Ачинский. Вязала красивые кофты, шапочки, шарфы, варежки, носки, половички. И в 99 лет продолжала что-то шить на ножной машинке. Выращивала на подоконниках цветы. Читала газеты, специально для неё делали подписку журналов о целебных растениях, о здоровом образе жизни. Дважды в день делала зарядку, а ноги разминала в течение всего дня, наверное, поэтому всегда была на ногах. Вела записи полезных советов в тетради.

Мечтала дожить до 100 лет… Не хватило трёх месяцев… Но тихо отошла на руках у внучки ухоженная, обласканная многочисленными потомками и родными с 6 на 7 января 2022 года, в рождественскую ночь. Небеса осияли её за жизненную крепость духа, за все её тяготы, за бесконечную любовь к чужим и своим детям, к старикам, особенно к родителям, и забрали Лидию Дмитриевну Бурлаеву в лоно господнее в святую ночь. Пока она ещё была на этой земле, приходили её проведать улан-удэнские родные и друзья и со стороны рода семьи, сватов и со стороны детей и внуков: Елбаскины, Бурлаевы, Бардунаевы, Егоровы, Бумбошкины, Малановы, Хамархановы (галл узур урхут). Звонили родные и друзья детей, почти со всех сёл Ольхонского района, коллеги старшей дочери – учительский коллектив Чернорудской средней школы. Спасибо всем, кто поддержал светлую память Лидии Дмитриевны.

Хоронили Лидию Дмитриевну по христианским традициям: ещё летом, совсем здоровая, она попросила об отпевании в случае её кончины; была она крещёная. Мы выполнили её волю. Красиво, очень душевно отпевал ее священник. Укрыта была освещённым покровом. В изголовье стояла икона Божьей матери с младенцем на руках.

Провожать её в последний путь пришли почти все послевоенные дети нашего нижнего околотка, а ныне сами дедушки и бабушки. Вспоминали отцов – ветеранов войны, матерей – тружениц тыла, самих себя, мальчишек и девчонок, – «казаков с саблями наголо», сладкие булочки и хрустящие огурцы… славную, такую свою – тётю Лиду.

Сегодня несколько осмыслив её скромную и долгую жизнь, испытываю особую благодарность за то, что она, наша мать, всегда поддерживала наши языческие традиции, бурятский уклад жизни. Мы, её дети, всегда были, как отец, буряты. В совершенстве владеем бурятским разговорным языком, пропагандируем историю рождения и развития коренного бурятского народа у Байкала. Бережно, с любовью относимся к родной земле-матери, к её природе. И бесконечно жалею её и благодарю, что Лидия Дмитриевна, ещё нестарая женщина-вдова (56 лет), посвятила дальнейшие годы воспитанию, обучению, содержанию наследников рода П.Б. Бурлаева.

В обычаях бурятского народа – относиться к женщине как к фундаментальной основе формирования, сохранения нации. Лидия Дмитриевна выполнила свою миссию на земле в деле воспитания национальных черт характера в своих детях, любви к своему родному народу.

Жизнь пролетела,

как капля дождя…

Не видно её…

Казалось, забудут о ней,

Водой напоившей землю сухую.

Но разве забудешь листок

и цветок,

И шиповника куст, и кровную землю отцов?!

Слышишь, родная,

В памяти вечною будешь

потомков своих!

1980-й год, среди родственников мужа — Бурлаевых

Взрослые дети и внучка Катерина, 1975 год

9 мая 2021 г. Лидия Дмитриевна с сыном, внучкой и правнуками. У правнука Никиты в руках портрет прадеда Протаса Бужинаевича

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

99