Меню
12+

«Байкальские зори», СМИ сетевое издание

12.05.2023 14:38 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 18 от 12.05.2023 г.

Маму я за все благодарю

Автор: Оксана Баршуева

Елена Борисовна с мамой Матреной Кондратьевной Бардахановой

Мало кто представляет в современном мире, как жили в 30–40-ые годы в нашей стране. Как проходила жизнь здесь, у нас в Сибири? Мой рассказ о скромном детстве, опаленном сталинскими репрессиями и войной заслуженного учителя, ребенка войны Елены Борисовны Хойковой.

…Стояла угрюмая, но тихая и теплая ночь. Звезд не перечесть. Тишину растревожил стук в окно, прибежал родственник: «Собирайтесь, вы попали в списки на раскулачивание!». Семья Василия и Матрены Бардахановых считалась состоятельной. Зажиточные крестьяне, по меркам Олойского околотка, в ту хмурую ночь в срочном порядке стали собирать пожитки, нажитые нелегким трудом. Самое дорогое – туесок с золотыми украшениями и царскими золотыми монетами решили спрятать под крышей летника, в усадьбе у старой юрты. Посуду, мебель, нехитрую утварь отдали соседям, дальним родственникам. Рулон черного добротного драпа отдали односельчанину…

Из воспоминаний Елены Борисовны первыми словами, с которых она начала свой рассказ, были слова благодарности маме Матрене Кондратьевне Бардахановой, прошедшей лишения репрессий сталинских лагерей. Арестовали всю семью: свекра и свекровь, мужа и жену, маленьких дочь Лёлю (Елену) и сына Баду (Бориса). Погнали своим ходом пешком в Ользоны. С окрестных деревень и улусов собрали несколько десятков бурятских семей. Уже в Ользонах согнали в церковь, держали впроголодь…

На последнем звонке, 1962 год

Однажды двери церкви открыли, одна из сельчанок из бездетной семьи, обеспокоенная судьбой маленьких детей, попросила оставить дочь, оградив от скитаний. Но Лёля закапризничала, слезно просила маму не отдавать ее. Оставили маленького сына, накануне запоносившего от скудного арестантского пропитания. Женщину звали Арина Секретарева из деревни Онгой.

Из воспоминаний мамы: «На обочине стояла огромная толпа бурят, провожавших нас, знакомых и родственников, гнали по якутскому тракту пешими. Подошли к реке Лена. Арестованных грузили в лодки, наша лодка перевернулась, но никто не утонул, простыли многие. В том числе и маленькая Лёля, заболела, видимо, воспалением легких, была очень высокая температура. Вскоре она умерла. Похоронила семья на берегу Лены свою дочь Лену… Место ссылки – в Красноярском крае, в Туруханском районе. Туруханская ссылка и каторга неразрывно связана с историей освоения Крайнего Севера. Туруханский район – это часть ГУЛАГа и место ссылки инакомыслящих. В Туруханской ссылке побывали такие видные деятели коммунистического движения, как И. В. Сталин, Я. М. Свердлов, Л. Б. Каменев, а позже сюда ссылали в сталинские времена. Там по колено в снегу пилили полувековые сосны и лиственницы вручную. Потом позже отправили нас на север Иркутской области, где было «немного полегче». Там в ссылке и «ушли» наши мужчины, остались мы вдвоем со свекровью».

Есть что вспомнить Елене Борисовне: и тяжелое послевоенное детство, бедность, учебу. В замужестве жизнь ее наладилась. В семье родилось двое детей Нонна и Артур, сейчас у Елены Борисовны трое внуков. Вот что она рассказывает о своей жизни.

«В деревне Талая в Емельяновском районе Красноярского края мама, будучи в ссылке, вышла замуж за моего отца Бориса Малаханова – из аларских, красивый невысокого роста мужчина. Его папа – бурят, а мама – русская, баба Аня. Здесь в ссылке 22 августа 1944 года родилась я. Среди ссыльных было много уроженцев из Украины, поэтому все говорили только на этом языке. У мамы в ее речи до самой смерти проскальзывали украинские слова. Вернувшись из ссылки с мамой на родину в Онгой Баяндаевского района, в 1952 году восьмилетней я пошла в школу. Говорила только на украинском языке – ни слова по-русски, ни по-бурятски.

Мама, оставив меня с отцом, посетила места, где спрятала туесок с «богатством», вместо усадьбы были чистое поле и пашни. Односельчане, кому оставляли посуду и мебель, никто ничего не отдал, отказывали, ссылаясь, что ничего не осталось. Позже меня до глубины души поразил человек, и в сознании ребенка глубоко отложились его порядочность, его доброта и его отзывчивость, когда через столько лет он отдал сбереженный в сохранности рулон черного драпа. Мама сшила пальто мне, сыну и бабушке. Конечно же, встретилась с сыном, он уже учился в медицинском училище, благодарила ставшую родной Арину Секретареву. В трех деревнях, где были наделы семьи Бардахановых, остался один дом в Олое. Мама показала мне большой дом с восемью окнами. Там в то время находился местный сельсовет, и председатель сельсовета говорил: «Зачем вам этот дом, неужели плохо живете?» Другой дом Бардахановых выкупили и перевезли в Иркутск. В 90-е годы, когда судьей была Шихеева, как жертве репрессий по суду мне выплатили 10000 рублей.

Девочки с двух последних парт — 25 января 1961 года

В школе училась и жила в интернате в Байтоге в Эхирит-Булагатском районе, в комнате жили вместе с Раисой Бужгеевной Маркисеевой. В 1962 году окончила школу и поступила в Иркутский госуниверситет на историко-филологический факультет. На третьем курсе вышла замуж за Ивана Ильича Хойкова, уроженца с. Дундай Боханского района. В 1966 году Иван Ильич окончил медицинский институт и выбрал по распределению Ольхонский район. Я по окончании вуза приехала в 1967 году и устроилась в Еланцынскую среднюю школу учителем русского языка и литературы. Я благодарю Иду Игнатьевну Далецкую за доброе отношение ко мне, она научила, как давать уроки и как проверять тетради учеников, ведь в госуниверситете дают знания, педагогику я познавала сама.

Класс Елены Борисовны на последнем звонке

Я благодарна во многом своему родному педагогическому коллективу: Федору Хамнаевичу Солдатову, Алексею Андреевичу Тыхееву, Людмиле Александровне Тарбеевой, Игорю Александровичу Жербакову, Ирине Михайловне Буртушкиной, Галине Алексеевне Дамбуевой, Людмиле Владимировне Пищиковой, Анастасии Дмитриевне и Валерию Ивановичу Чукавиным. А также Галине Алексеевне Асалхановой, Татьяне Базаровне Харнутовой, Зинаиде Львовне Ланиной, Антонине Васильевне Мотошкиной, Полине Филипповне Жамбаловой, завучам школы Екатерине Климентьевне Климовой, Елене Григорьевне Чановой, Фаине Семеновне Степановой, Ирине Михайловне Вологжиной. Все эти люди, кого я перечислила, извините, если кого пропустила, – костяк школы. Они – яркая плеяда, освещавшая путь к знаниям. Благодарю и своих учеников».

Елену Борисовну Хойкову знают и уважают и учительский коллектив Еланцынской школы, и ее многочисленные ученики, которых она выпускала как классный руководитель, и те, кому она преподавала русский язык и литературу, и многие односельчане. За ее заслуги в июле 1997 года ей присвоено звание «Заслуженный учитель Российской Федерации». Елену Борисовну украшают прекрасные душевные качества: любовь к детям, к своей профессии, честность, принципиальность. При своем авторитете она проста в общении, строгая, требовательная, но вместе с тем чуткая. Опытный учитель, настоящий профессионал, мудрый, талантливый педагог, учитель по призванию.

Награды — все, что сердцу дорого

Матрёна Кондратьевна с внучкой Нонной

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

113