Меню
0+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

07.05.2019 09:22 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 17 от 07.05.2019 г.

Посвящаю моему отцу

Автор: Лидия Кеньдюх

Трескин Иннокентий Васильевич (посередине), сын Геннадий, дочь Лидия, 1957 г.

В декабре 2018 года исполнилось 90 лет со дня рождения моего отца. Мой папа, Трескин Иннокентий Васильевич — уроженец д. Тальяны Боханского района. Большую часть своей жизни он посвятил Ольхонскому району – школе и детям. Многие его ученики до сих пор живы и они его наверняка помнят по Харанцинской, Хужирской, Багантинской и Косостепской школам.

Война 1941 года обездолила многих детей, в том числе и моего отца. В 1943 году его отец пропал без вести, мать ненадолго пережила его. В десятилетнем возрасте Кеша Трескин остался круглым сиротой и был отдан одинокой бездетной женщине в д. Харагун. Вспоминая о своем детстве он писал:

«С разбитою губою ходил я не раз, рубашка на ранах ссыхалась подчас.

Ходить было много с отарой в степи, тропинок овечьих теперь не найти.

Тропинка эта снится мне порою, следов моих не выбьет крупный град.

Там цокают бараньи копыта и слёзы мои пролиты – блестят».

Целыми днями, в проголодь он пас отару овец. Все пришлось ему испытать — холод и голод, и ругань мачехи. Но несмотря ни на что, благодаря помощи двоюродного дяди, папа поступает в Боханское педагогическое училище, после окончания семи классов. Восемнадцатилетним юношей, по окончании педучилища, был направлен учителем младших классов в Ольхонский район в деревню Харанцы. Вот как об этом он сам вспоминает:

«Подъехали к священному Байкалу. Как ласков и приветливый был он.

Мы ждали переправу – переехать нам на остров Ольхон.

В моей потертой гимнастерке лежали карточка, приказ,

вот в эту деревушку назначили учителем Вас.

И вот деревня Харанцы, что поленница у пня,

нет помещения для школы и нет квартиры для меня.

Я обошел дворы подряд и вижу в уголке двора,

стоят столы рядами, поставленные вверх ногами,

Вот это школы, «кладовая» сказала бабушка седая.

Здесь учительша была, посмотрела, повздыхала и ушла.

И началося все спроста, выселением из дома старика,

а дом под школу и квартиру дали на пока. Но дом не весь,

а половину одно окно, стена, что спальней стала для меня.

Вот так друзья, та школа, что была, с тоскою встретила меня».

Первым его наставником на нелегком учительском пути был Ревякин Николай Михайлович, который вскоре предложил папе переехать в поселок Хужир, работать в Хужирской школе. За годы работы на острове Ольхон отец сдружился со многими жителями, с рыбаками, охотниками, которые научили молодого учителя нелегкому рыбацкому труду, привили ему любовь к природе, охоте. Ему легко было общаться с местными жителями, так как он отлично владел бурятским языком с детства. Природа Ольхона, красота Байкала пробудили в нем жилку поэта. Вся любовь к Родине, к природе написана в его стихах, а их у него более трехсот.

Вот он с друзьями ловит на бормаш омуль и рождаются незабываемые строки:

Бормашильщик

«Чуть рассвет, а ты уже у лунки – затравил бормаш, сидишь и ждёшь, вот «косяк» подходит к той прорубке и ты его вытаскивать начнешь. И сидят, выматывая омуль, не считаясь с временем до тьмы. Так проходит ловля омуля на Байкале, каждый год с приходом весны».

Летом бригада рыбаков приглашала папу на работу в Мало-Морский рыбозавод. Ольхонские рыбаки научили папу определять выход омуля в Малое море, об этом он пишет в своем стихотворении:

«Чайка»

Омулевый «косяк» на подходе, чайка с моря сигнал подаёт.

Снасти быстро уложили в лодки, берега покидает народ.

Чайка с криком над морем летает, грудью волны слегка бороздя,

Она пищу себе добывает- значит надо бросать бакена.

О приметах по чайке уж знали, старики – рыбаки в старину,

А теперь наяву убедились- чайка верная, друг – рыбаку».

Красота первозданной, нетронутой ни пожарами, ни лихим человеком, природы, отразилась в таких его строчках:

«На краю гибели»

Воспетый Байкал увядает, от сбросов, отходов, целлюлоз.

И смотрит народ в сердце с болью, едва удержавшись от слёз.

А сколько Байкальского леса можно под корень рубить?

Плотов и сигар разбитых в Байкальские воды топить.

Иль ждут, когда сосны и ели, своей желтизною блеснут.

Сиги, осетровые рыбы, на отмелях в грязи сгниют.

А кто-то над миром смеётся, «проект» в толстой сумке несёт,

И выйдя на берег Байкала, с насмешкою это прочтёт».

После девяти лет работы в школах острова Ольхон отца перевели в деревню Баганта.

Так на острове Ольхон, позже в Багантинской начальной школе родился поэт-песенник Трескин Иннокентий Васильевич. И этот свой дар, любовь к народным русским песням, умение писать стихи, он передал мне — старшей дочери. Но надо отметить, что семья у нас была певчая, мама замечательно играла на балалайке и обладала первым голосом. Дар игры на балалайке исполнение русских народных песен, передали нам детям: мне, брату Геннадию (он отлично играл на гармони), младшей сестре Наташе. Школа была смыслом его жизни. Он был строгим учителем, но справедливым. Все свое свободное время он отдавал школе и ребятишкам, он очень любил детей.

Многие из тех, кто учился у него в д. Баганта, Хужире, Косой Степи с благодарностью вспоминали своего учителя и наставника на праздновании 250-летия деревни Косая Степь: это Петрова Екатерина Михайловна, ее сестра Галина Михайловна из д. Баганта, Зеленина Галина Федоровна, Рыкова Клавдия Платоновна, Рыкова Галина, Рыкова Светлана Николаевна, Иванов Геннадий Прокопьевич из д. Косая Степь, Вера Ревякина — дочь Ревякина Николая Михайловича и многие другие, кто учился когда- то у моего отца.

И мне, его дочери, было и радостно и грустно, что его ученики помнят и не забыли, а значит, он не зря прожил свою жизнь, оставил о себе светлую память как учитель и как поэт.

И я, в знак благодарной памяти, написала стихотворение в 2006 году ему и всем учителям.

«Учитель»

Мне в детстве мечталось когда-то, как папа, учителем стать.

Все знания, навыки, душу, всё лучшее детям отдать.

Но в жизни ведь так не бывает, мечта и осталась мечтой.

Работать пошла на завод, я кидала лопату с землёй.

А вечером очень хотелось, за книжки с тетрадками сесть.

И вот поступила в дошкольный, вечерний его факультет.

Воспитатель – такой же учитель, доверчивых, малых сердец.

Для них ты и папа и мама, для них ты и солнышка свет.

Учитель, мой добрый учитель, чем сердце измерить твоё?

Отдал ты все лучшее детям, в награду не ждал ничего.

Вот так, каждый раз провожая, из стен своей школы детей.

Ты в сердце их след оставляешь, а также и в жизни своей.

Какою же мерой измерить богатство великих сердец,

Где скромное слово Учитель звучать будет гордо для всех.

Папа принадлежал к тому поколению учителей, которые старались дать знания детям, вырасти достойными людьми и получить профессию, для этого он не считался со временем, оставались ученики и после уроков. Не щадя своего здоровья, он добивался своей цели, чтобы ученик все понял и получил знания.

22 года он отдал школе и ученикам. Светлая память об отце останется навсегда в моем сердце.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

26