Меню
0+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

27.08.2020 10:17 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 33 от 27.08.2020 г.

Взгляд на больничную жизнь изнутри. Размышления. Сопоставления

Автор: Е. Б. Хойкова, с. Еланцы

В открытых окнах больницы был июль. Легкий ветерок качал жалюзи, доносился с улицы скрип тормозов отъезжавших машин. Сверкало солнце, но вдруг набежали тучи. Всё почернело. Через некоторое время разразился ливень с громовыми ударами и ослепительно быстрыми, огненными змеями молний. Через час опять выглянуло солнце, но упорный, несдающийся ветер шумел, бушевал с новой силой.

Наступил вечер. Стояла ночная сырость. Далеко на горизонте чернела зубчатая гряда леса. Великая торжественная минута. Ночь. Отбой. Все больные сидят в своих палатах, готовятся ко сну, в том числе мы с Иваном Ильичом, который поступил 20 июня в тяжелом состоянии, ложимся спать.

Раннее летнее утро. Ослепительно голубое небо. Постепенно просыпается больница. Слышны шаги санитарки, медсестры. Начинается рабочий день. И снова плывут обычные, будничные дни с бесконечными болями и надеждой на выздоровление.

Завтрак. Обед. Ужин. Это особый разговор. Мы даем себе отчет, что больница — это не санаторий, не курорт, чтобы угодить вкусам каждого больного. Смета не та. Вторые блюда на обед не выдерживают никакой критики. Таким обедом, каким кормят больных, можно кормить голодающих из Африки.

К примеру, в областной больнице, факультетской клинике всегда у окошка висит меню. Ты уже знаешь, что будут подавать на обед, на ужин. В этих больницах всегда подавали ложку салата из капусты, или из моркови, или фасоль, или ломтик огурца.

Я сравниваю больничное питание со школьным. В школе такое же скромное меню, но готовят гораздо вкуснее – мы, учителя, с удовольствием ели в школьной столовой.

В это непростое для нас время здорово помогли сами медики. Главный врач О. Г. Болдакова, медсестры: В. В. Ободенко, К. А. Урбанова, Р. Н. Манхаева, Ж. Б. Дмитриева приносили фрукты, сметану, творог, варенье и т. д. Особую благодарность я выражаю Г. Г. Егоровой, А. Ф. Михайловой. Они через день приносили горячее: пельмени, куриный суп, уху из омуля, котлеты, сметану, творог, соки, фрукты, варенье и т. д. Е. С. Жербакова принесла вкуснейшее земляничное варенье, свежий мед, пеленки. Аня Матхеева принесла очень вкусное малиновое варенье. Внучка Лена с мамой Светой — передачу и пеленки. Большое спасибо неизвестному Александру, который передал нам бульон с мясом. К сожалению, санитарка не запомнила его фамилию.

Как говорится, мир не без добрых людей. Важно внимание, соучастие в нашей беде. Не думайте, что мы сидели голодные, нет, хорошо, что рядом есть магазин «Загляни», внук Ваня приносил кое-что. Я чувствовала дружескую теплоту, которая объединяет этих добрых людей, вышеперечисленных. Спасибо вам, дай Бог вам счастья, крепкого здоровья, удачи во всем.

Немаловажную роль в выздоровлении играют санитарки. Работа санитарок тяжелая, это не только мытье полов, но и уход за больными, вынос утки. Возить тяжелых больных на различные процедуры. Нет праздничных профессий, везде — труд, везде — будни. Главное — это работать честно, быть милосердным. Таким критериям отвечают все санитарки: Ира Дмитриева, Туяна Хогоева, Эльвира Ирбелтхаева, В. Карнапольцева, Люба Обогоева.

Среди санитарок я бы выделила Любу Обогоеву. Она мне понравилась своим отношением к больным, неравнодушием к чужой боли. Во время своего дежурства она обязательно зайдет в нашу палату. Первый вопрос: чем вам помочь? Как спали? Как самочувствие? Уходя с дежурства домой, навещает нас, спрашивает, всё ли в порядке, какая помощь нужна. Ей бы работать медсестрой. Она пока молодая, ей нужно учиться дальше, развиваться. От души желаю ей удачи во всём.

Пока лежала в больнице, узнала, что в больнице работают санитарки и уборщицы. Все они в белых халатах или в медуниформе. Когда я обратилась за помощью к Тане Тухтамановой, она прочитала целую тираду, что к больным она не прикасается, она уборщица, а не санитарка. Правда, всё-таки Таня мне помогла. Совершенно другой подход к больным у Наташи Поповой (Хамнуевой), которая работает уборщицей. Всегда приветливая, улыбчивая, она зайдет в палату, обязательно поздоровается, спросит о здоровье. От ее приветливой улыбки на душе становится светлее. Наташа никогда не отказывается от помощи. Две уборщицы — два разных подхода к людям, к жизни, к своей профессии.

Труд медсестер — это прежде всего тяжелый физический (часто всю ночь они возятся с тяжелыми больными) и моральный труд. 99% успеха в выздоровлении больного играют медсестры, если они точно выполняют предписания врача, не забывая о мелочах. Своим трудолюбием и ответственностью к порученному делу мне понравилась дневная сестра Олеся. Серьезная, в то же время добрая, если забудешь о своей процедуре, тактично напомнит, пригласит в свой кабинет.

Студентка мединститута Юлия Бидагаева, несмотря на молодой возраст, вполне сложившийся в персональном росте опытный медработник. Доброта, которая является основой сущности Юли, крепко засела в ее душе. Хорошую девочку воспитали ее родители, особую роль, конечно, сыграл отец, который помогает ей получить высшее медицинское образование.

Если человек любит свою профессию и горд за нее, ему нипочем ни пенсионный возраст, ни болячки, беспокоящие его. Речь идет об опытных кадрах: В. В. Ободенко, Р. Н. Манхаева, К. А. Урбанова, О. В. Копылова. Некоторые из них давно ушли бы на заслуженный отдых, но они не представляют себя без этой неспокойной любимой работы. Они настоящие профессионалы своего дела.

После различных процедур у больных появляется свободное время. Пока больные лежат, между ними возникает тесный контакт, какая-то солидарность, желание помочь, поддержать друг друга. Ходишь в гости друг к другу, распиваешь чай, ведёшь долгие разговоры о детях, внуках, о своих болячках, о встречах с интересными людьми.

Самая гостеприимная палата № 19, где лежала З. М. Маслакова, всегда полна гостей. К ней забегают медсестры, или санитарки, или больные из других палат. Жизнерадостная, проще говоря, компанейская, женщина с тяжелой судьбой, знающая всё и обо всём, нежадная, щедрая, она произвела благоприятное впечатление. Ей принесут передачу, тут же она приглашает кого-то к себе, щедро делится с тем, что ей принесли родные и знакомые.

Качество работы всей больницы, безусловно, зависит от оснащенности современным медоборудованием, укомплектованностью медперсоналом, от налаженной работы врачей, умелого руководства главного врача.

Девиз больницы (всего персонала) прост: качественнее, лучше работать. О. Г. Болдакова старается, переживает за больницу. Катастрофически не хватает денег. То там, то тут приходится латать дыры.

Большую роль (если не главную) играют врачи, от их работы зависит здоровье, жизнь больных. Главное в том, как они понимают свою профессию. Они должны понимать, рядом с большой и красивой жизнью еще существует мир пожилых, порой немощных людей. У каждого старика есть свои «алые паруса». Алые паруса — это надежды на лучшую жизнь, это вера в светлое будущее. Давно я взяла себе правило ценить каждое мгновение жизни, потому что времени осталось мало, а успеть нужно много, чтобы каждый день должен быть основательно наполнен чем-то полезным, и нужно наслаждаться каждым прожитым днем.

Когда сталкиваешься с врачом в белом халате, надеешься, что он тебе поможет. Белый цвет — это символ чистоты, непорочности, для меня белый цвет и алый — это ассоциация доброты, гуманизма (даже волшебства), полная уверенность в том, что тебе помогут.

Настоящий врач — это истинный человеколюбец. Он не думает, кому хамить, кого пожалеть, он сделает то, к чему зовет его душа. К таким врачам относятся врач-реаниматолог Б. С. Лубсонов, врач-терапевт Л. Б. Шабагорова, заведующая терапевтическим отделением И. И. Богданова, врач-рентгенолог А. А. Качков, врач-узист Л. И. Качкова. Они спасли жизнь Ивана Ильича. Большое-пребольшое спасибо нашим врачам, хорошо, что есть в нашей больнице такие отзывчивые, настоящие асы своего дела.

Я невольно сравниваю работу истинных врачей, которые борются за жизнь каждого больного с другим врачом, их коллегой Н. С. Шармаевой.

19 июня в 10 часов утра я позвонила на скорую. Сказала дежурному диспетчеру, что у Ивана Ильича очень высокая температура. Дежурный диспетчер спрашивает, кто у нас участковый врач, и объяснила, что в течение дня (до конца рабочего дня) врач придет к вам. Целый день ждали Н. С. Шармаеву. С 4 до 5 часов стала ей звонить через каждые десять минут. В трубке тишина. Телефон отключен. Фельдшер на скорой Л. Варнакова ни утром, ни вечером не могла определить, почему у больного болит грудь, есть хрипы или нет. Я благодарна ей только за то, что на завтра утром отправила за И. И. Хойковым скорую.

Никогда не забуду, как в 2017 году на просьбу положить Ивана Ильича на профилактическое лечение (это было в апреле) Н. С. Шармаева в грубой форме отказала. «Мест нет», пригрозила: «Не вздумайте звонить в больницу, места появятся в мае». Я ей робко отвечаю:

— В конце мая мои два класса сдают ЕГЭ по русскому.

— Без вас сдавали, будут сдавать, — сказала — отрезала.

— Не забывайте, Надежда Соктоевна, что Иван Ильич — почетный донор СССР.

— Вы и так пользуетесь льготами.

— Какими льготами? — в недоумении у нее спрашиваю.

— Вам выделяют двухместную палату и возят вас на скорой.

— Я никогда никого не просила ни о чем: ни о скорой, ни о двухместной палате.

Это абсурдное и глупейшее обвинение меня вывело из терпения. Какую палату дадут, туда и ложились. Даже на открытии новой больницы мы оказались в трехместной палате, с нами лежал В. Изиев. Чтобы самой попиариться, Шармаева пригласила телевизионщиков из области в нашу палату брать интервью у И. И. Хойкова. Зато мужчинам из соседней палаты повезло: два дня отмечали потихоньку открытие больницы (спиртного было навалом).

Когда с профилактическим лечением ничего не получилось, Ивану Ильичу говорю, что напишу жалобу на Шармаеву в Министерство здравоохранения по Иркутской области. Он мне запретил: «Ради памяти Антониды Хабаевны не пиши жалобу, она была хорошая женщина, грамотный специалист, если дочь такая, ничего не поделаешь».

Когда я стала выходить из кабинета Н. С. Шармаевой, она мне говорит: «Вы пользуетесь льготами, как Н. В. Астунаева, З. М. Маслакова». Я до сих пор не понимаю, почему участковый врач сравнила нас с этими хорошими женщинами, до сих пор не знаю, какие у них льготы. В больнице у З. М. Маслаковой спросила, какими льготами она пользуется. В ответ: «Никаких льгот, сама Шармаева предложила свои услуги, забронировала двухместную палату».

Раз в жизни я воспользовалась льготой (блатом) лет 9–10 тому назад в областной больнице благодаря моему племяннику Эдику, работавшему тогда в областной поликлинике гастрохирургом. Он по телефону вызвал коллегу, друга Корнилова, тогда работавшего заведующим отделением гастрохирургии, познакомил меня с ним и попросил устроить меня комфортно. Впервые в жизни я попала в палату-люкс: холодильник, микроволновка, чайник, графин, на полу ковер, телевизор и т. д. Лечись и радуйся жизни. Потом я узнала: сутки в палате-люкс стоят 1450 руб. Может меньше или больше. Эту цифру озвучила мне больная из соседней палаты. То, что я написала об областной больнице — это воспоминание. Кстати после отказа Н. С. Шармаевой я позвонила в больницу (знакомой медсестре), узнала, что две палаты пустые. Сами делайте вывод.

Бескультурье, хамство врача никогда не служило украшением человеку, не облагораживало его. Могу порекомендовать врачам прочитать рассказ А. Куприна «Чудесный доктор», рассказ А. Чехова, известный по школьной программе «Ионыч».

Всё познается в сравнении. Ни одного грубого слова я не услышала ни от Л. Б. Шабагоровой, ни от И. И. Богдановой. Если я что-то не поняла, мне терпеливо объясняли. Вы бы знали, какие добрые глаза (недаром говорят, глаза — зеркало души) у реаниматолога Б. С. Лубсанова. Четыре дня, пока Иван Ильич лежал в реанимации, Борис Сотбоевич не отходил от него. На пятые сутки его перевели в терапевтическое отделение. Хотя Иван Ильич был уже не его больной, он через день навещал его. Мы очень благодарны ему за его участие в лечении больного.

И. И. Богданова, пока не ушла в отпуск, каждое утро уговаривала Ивана Ильича кушать, чтобы скорее выздоравливать. А Л. Б. Шабагорова подойдет к кровати больного: «Дедушка, надо кушать», и гладит его по голове. В ответ дедушка только улыбается. Я тогда увидела в ней столько чистоты, доброты.

Каждое поколение чем-то обязано предыдущему. Эти старики творили сегодняшний день. Творцы завтрашнего — молодое поколение. Молодые, будьте лучше нас!

Почему некоторым врачам пожилые люди должны доказывать элементарную истину, что он человек, а не отработанный материал, пока он не торопится на марян (на кладбище), куда отправляет врач.

Хорошо прожить жизнь и приносить людям пользу — это, я считаю, уже подвиг. А ведь ценность человека определяется тем, что он оставит после себя. Помните, как писал известный советский поэт Леонид Мартынов:

«…Какой ты след оставишь?

След,

Чтобы вытерли паркет

И посмотрели косо вслед,

Или

Незримый прочный след

В чужой душе на много лет?»

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

386