Меню
12+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

27.08.2020 10:08 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 33 от 27.08.2020 г.

Золотые рыбки

Автор: Людмила Колмакова, председатель Женсовета, п. Бугульдейка

Это всегда было тайной для меня: как люди могут уважать себя,

унижая таких же, как они сами.

Махатма Ганди.

Кто из нас не знает сказки о золотой рыбке? Пожалуй, не найдётся такой человек. Все знают эту сказку с раннего детства. Но, как оказалось, не все помнят, чем она закончилась. Иначе бы не поступали с «рыбками» так, как злая старуха в этой сказке.

щё совсем не так давно социального работника назначали только за какие-нибудь заслуги. Правом иметь социального помощника пользовались ветераны Великой Отечественной войны, Герои Социалистического Труда, труженики тыла и инвалиды 1-й и 2-й групп (далеко не все – только одиноко проживающие).

В одном подъезде с нами жила одинокая старушка – страдалица. Незаконно обиженная властью, попавшая под репрессии в годы Великой Отечественной войны, а теперь реабилитированная и получившая право иметь социального работника. Старушка, звали её Амалия Петровна, здоровьем не блистала – все болезни, какие только есть у стариков, были у неё в наличии. Здесь и болезнь Альцгеймера, и Паркинсона, и катаракта, и остеохондроз вместе с остеопорозом, и чего только там не было. Всё тело её ходило ходуном, голова тряслась, руки постоянно дрожали так, что самостоятельно она не могла поднести даже ложку ко рту, речь давалась ей с трудом.

Старушку жалел весь подъезд. Да и «не везло» ей постоянно. За пятнадцать лет у неё сменилось более ста (как мне казалось) социальных работников – больше двух месяцев ни один из них не задержался у бабушки Амалии. Кто-то купил не то, что она просила (мало ли что – товар отсутствовал в магазине и ей взяли подобный), кто-то не так помыл пол (надо было с хлоркой, а помыли с порошком), разбил любимую чашку (и неважно, что она выскользнула из её же рук, когда ей подавали чай), плохо постирал бельё (надо было простыни прокипятить, а уж потом постирать), не качественно приготовил обед (она просила лук зажарить с томатной пастой, а ей томат положили просто так) и т.д. и т.п. Даже цветы они поливали не так, как надо!

И всех она обвиняла в плохом к ней отношении: по её мнению все на неё смотрели не так, приходили не тогда, когда ей хотелось и все-все покушались на её жилплощадь. Каждый раз, когда бабушка хотела избавиться от очередного соцработника, она звонила в Соцзащиту и кричала нарочито громко, чтобы слышал весь подъезд: «Вы кого опять мне прислали? Эта нерадивая прислужница ничего не умеет делать! Мне не нужен такой помощник – пришлите другого, более расторопного. Эта дрянь претендует на мою жилплощадь, а я ещё живая, и помирать не собираюсь. Я боюсь оставлять её без присмотра – она обязательно что-нибудь у меня украдёт!»

Все соседи очень жалели бабушку Амалию, пока сами не попали к ней в немилость. Однажды, сидя на скамейке у подъезда, две соседки предложили Амалии свои услуги: ну что она будет так мучиться, когда они могут и обед приготовить, и в магазин сходить (себе же ходят — заодно и ей купят всё, что необходимо), и постирать (у каждой стиральная машинка есть). А уж если ремонт какой понадобится, то работников ЖЭКа вызовут. И всё это совершенно безвозмездно. На том и порешили. Женщины, сами уже далеко не молодые, старались: стирали, убирали, за покупками бегали, старушку мыли, ногти ей стригли, причёску делали, вкусняшками баловали, на прогулку выводили. Даже в театр сводили и на вечер знакомств «Кому за…».

Но, как говорится, «недолго музыка играла». Амалия оказалась та ещё «звезда» — пакостная дама, каких поискать. Если соцработники у неё были «гады» и «сволочи», стремящиеся ей навредить, ущемить её в правах, желающие украсть «последнее», нажитое непосильным трудом, то соседки и вовсе «оказались мошенницами и воровками». «Обокрали бедную старушку»: вывезли из квартиры пылесос (который был сдан в ремонт), ковёр (сдан в химчистку), одежды «целый воз» (вывезены ветхие вещи на свалку по распоряжению самой Амалии). А самое главное – украли всю её немаленькую пенсию!

Целый месяц в адрес соседок неслись проклятия. Да не вслед или в лицо. Амалия выходила в подъезд и кричала так, чтобы слышали все жители подъезда. Чтобы знали — с кем они рядом живут! Через месяц вновь принесли пенсию. Девушка, доставщица пенсии, попеняла старушке: «Что же Вы, Амалия Петровна, зря на людей наговариваете? Вы же при мне пенсию свою в карман халата положили, а халат в прихожей повесили, сказав, что тут никто не украдёт, что Вы всегда так поступаете. Мало ли кто мог взять деньги — в прихожей много разного народа бывает». Амалия бросилась в прихожую, к халату ….. деньги лежали на месте.

Что тут началось…. Столько предположений: соседки украли, а потом подкинули, доставщица сама и взяла их, а сегодня незаметно положила обратно в карман и т.д. Но слов извинения от Амалии в этот день никто не услышал. Зато на следующий день (как в анекдоте про столовое серебро) Амалия сказала соседям: «Да, конечно, я — старая и больная женщина, прибрала деньги (как всегда) и забыла. Денежки то нашлись, конечно, но… осадочек-то остался. Даже жить в этом подъезде не хочу больше…»

И вскоре старушка переехала в другой район города – оказалось, что у неё есть внучатый племянник, который и забрал её к себе. А квартирку продал. Примерно через полгода приглашал он бывших соседей Амалии Петровны на её поминки – больше-то и помянуть её было некому... Здесь мы и узнали, что всю свою жизнь Амалия Петровна работала... уборщицей в библиотеке (а казалось, что министром в правительстве страны) и репрессирована была из-за немецкого происхождения, а после реабилитации государство назначило ей хорошую пенсию, как бы извиняясь за причиненные неудобства, связанные с репрессией. Видимо там, среди книг, читая сказки авторов всего мира, женщина и возомнила себя царицей. Амалия была уверена, что за нанесённую ей обиду государство в лице социальных работников должно понести наказание. Так и слышалось в её звонках в соцзащиту: «Не хочу быть вольною царицей! Хочу быть владычицей морскою! Чтобы ты (соцзащита) сама мне служила и была б у меня на посылках…» И ведь была уверена в своей правоте: обидели – получайте! Все! Всех «достану»! У самой не получится – знакомых найду! И ведь получалось – соцработники от неё плакали.

Сейчас оформить Договор на оказание социальных услуг можно всем, кто в них нуждается. Проблем в этом нет. Однако отношение к социальным работникам, а это в основном женщины и в основном не очень молодые, осталось таким же, как у Амалии Петровны. Почему-то те, кого они обслуживают, позволяют себе неуважительное и даже пренебрежительное отношение к своим помощницам. Как будто, получив соцработника, они получают в своё распоряжение раба, своеобразную "золотую рыбку", которая обязана выполнять любую их прихоть.

Не считают зазорным унизить и оскорбить работников, оговорить их, обвинить во всех смертных грехах. То в стайке неправильно почистили, то теплицу вовремя не открыли, то грядки не качественно пропололи, а то и (не желая платить за подвоз воды) заставляют соцработника носить воду с реки, чтобы поливать огород. И пол они моют не правильно – на следующий день он уже опять грязный. «Забывают», что сами-то ходят по дому в уличной обуви и гостям велят её не снимать. А уж с улицы тащится за ногами не только песок… «Забывают», что согласно Договору соцработник бесплатно должен помыть только 18 м2 площади пола, а моет весь дом. Умудряются поселить у себя внуков, за которыми требуют такого же ухода, как за собой. А уход за детьми, согласно тому же Договору, оплачивается отдельно и стоит немалых денег, которых работнику тоже никто не платит. А на всё это уходит время и силы.

Забывают, что соцработники тоже люди, их же соседи, но чуть помоложе. Что они тоже хотят вовремя покушать, иногда присесть — передохнуть. Что они тоже болеют, что не умеют читать мысли своих подопечных. Что частенько бегут к вам на помощь от другого обслуживаемого с противоположного конца посёлка, даже не успев переодеть испачканную там одежду. Что они не всегда в силах выполнять прихоти своих подопечных, что за многие услуги необходимо платить, и не потому, что так хочет работник, а по Закону (согласно Тарифам, которые прилагаются к Договору социальных услуг), на который подопечные плевать хотели. Они наплевали, а соцработник вынужден вложить свои деньги за самим же и выполненную работу – иначе зарплаты не видать. Умудряются за счёт соцработника, бесплатно, решить свои проблемы, связанные с содержанием скота.

В свою очередь социальный работник стремится делать все необходимое для того, чтобы его подопечные были счастливы, довольны своей жизнью. Отдают своим подопечным тепло души своей – в этом их работа. Не каждый человек может выполнить ее. Для этого нужны человеколюбие, доброта, внимание и чуткость. Всё чаще случается так, что прожив активную жизнь, в старости человек оказывается одинок, и единственной связующей нитью с внешним миром для него становится социальный работник. А дети и внуки, даже живя по соседству, могут неделями не заходить в дом престарелого родственника.

Кто же лучше социального работника знает оборотную сторону всех наших кризисов: душевных, родственных, общественных, экономических? Кто первым оказывается у постели одинокого тяжелобольного человека и порой является единственным, кто проводит его в последний путь? Не забывайте об этом, люди! Прежде, чем сделать какую-нибудь пакость кому-то, спросите себя: «Как бы я себя чувствовал, если бы кто-то так поступил со мной?» И в старости, и в болезни живите достойно, не забывайте восточную мудрость о том, что каждый судит о других по себе: "Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что ОН говорит о других — там он даёт оценку себе».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

67