Меню
12+

«Байкальские зори», общественно-политическая газета Ольхонского района

09.04.2021 16:57 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 13 от 08.04.2021 г.

Село Еланцы: от каменного века до современности

Автор: Станислав Грешилов

От редакции: Продолжаем публикацию большой краеведческой работы об истории села Еланцы, подготовленной преподавателем Ольхонского Дома детского творчества Станиславом Грешиловым. Как оказалось, у нашего районного центра нет собранной воедино истории, разрозненные факты пришлось собирать по крупицам из разных источников. Сегодня речь пойдет о развитии села Еланцы и его окрестностей в дореволюционной России (конец 19-го – начало 20-го веков). Начало истории — в 5-м и 10-м выпусках.

Еланцынская инородческая Управа

Говоря об истории Еланцов, невозможно не упомянуть вкратце об Ольхонской Степной Думе, которая образовалась в 1824 году с центром в Кутуле. Подразделялась Дума на Чернорудское, Сарминское, Семисосенское управления.

В 1889 году она была разделена на две инородческие управы – Еланцынскую и Кутульскую Верхнеленского округа Иркутской губернии.

Управа вела статистический учет численности населения, количества скота. Велся учет земли отдельно по посевам, сенокосным угодьям, местам выпаса скота. Велся подсчет урожая хлебов и сена. Производился расклад денежных средств, которые пополнялись за счет сборов и распределялись согласно решению степной Думы. Также велся учет расхода и прихода общественных средств. В Управе рассматривались споры и судебные дела по различным искам, в том числе по выплате калыма, имущественным и денежным делам. Регулировали в судебном порядке и вопросы по скоту и их краже, потраве посевов и сенокосов. Думу возглавлял тайша. Тайша – выборный глава. Особым видом управления являлись сугланы – общественные собрания, где обсуждались вопросы о денежных сборах, повинностях, межевании земель и выборах должностных лиц.

Еланцынское инородческое училище

Ольхонское инородческое училище и предположительно управа в м. Кутул

Во второй половине XIX века усиливается интерес правительства к «инородческой» школе как к одному из средств духовного воздействия и русификации коренных народов Сибири. Разработанная Н.И. Ильинским «Система просвещения инородцев» предусматривала создание миссионерских школ, т.е. школ, где велась бы религиозная пропаганда среди нехристианского населения. В деятельности школ должны были учитываться национальные традиции, обычаи, образ жизни. Предполагалось, что первоначальное обучение должно вестись на родном языке по учебникам, написанным русскими буквами.

В архивной справке национального архива Республики Бурятия (Ф. 12 «Ольхонская степная дума») и в Иркутских епархиальных ведомостях имеются следующие сведения об училище при Еланцынском миссионерском стане.

Необходимость постройки училища при Еланцынском стане была признана начальником Иркутской духовной миссии преосвященным Мелетием в первое его посещение Ольхонского ведомства в ноябре 1873 года.

Деньги (10000 руб.) на строительство училища были пожертвованы купцом и благотворителем М.А. Сапожниковым. Из отчёта о состоянии и деятельности Иркутской духовной миссии за 1874 год следует, что в этом году училище в Еланцынском стане строилось, но в июле 1875 года в результате пожара постройка была полностью уничтожена. На возобновление строительства училища М.А. Сапожниковым были повторно пожертвованы деньги в размере 3000 тыс. рублей.

В отчете Иркутской духовной миссии за 1876 год сведений о деятельности Еланцынского училища не имеется. Иркутские епархиальные ведомости за 1878 г. с отчетом за 1877 г. на хранение в архив не поступали. Поэтому установить точную дату образования училища в с. Еланцы не удалось, на основании вышеизложенного предполагаем, что училище было открыто в 1875-1876 гг.

В отчёте духовной миссии за 1878 год имеются сведения об обучении в Еланцынском миссионерском училище 7 учеников. Преподаванием занимался миссионер иеромонах Димитрий, в его отсутствие с учениками находился причетник Мочалов. Проценты от средств, пожертвованных М.А. Сапожниковым на обеспечение училища, поступали на содержание учеников. В ведомости о числе учебных заведений и учащихся в Ольхонском ведомстве за 1880 год значится учебное заведение при Еланцынском миссионерском стане с количеством 9 учащихся.

На 1 января 1887 г. сообщается, что ставка Почетного блюстителя вакантна, а законоучителем и учителем работает Наумов Константин Петрович, 14.09.1868 г.р., происходит из дворян, сын титульного советника, окончил курсы учительской семинарии в г. Иркутске. Жена Лидия Николаевна, дочь коллежского секретаря, имеют дочь Ефимию. В школе училось 14 учеников. Наумов К.П. на службу назначен господином главным инспектором Восточной Сибири приказом №868. Содержания получает 340 рублей в год серебром. Наумов К.П. был награжден темно-бронзовой медалью за народную перепись 1898 г.

На 01.01.1897 г. число учащихся: мальчиков – 15, девочек — 1; по вероисповеданию: православных — 7, язычников — 9; по сословиям: крестьян — 1, инородцев — 15; выбыло в отчетном году: по окончанию курса — 1, до окончания курса — 4, вновь поступило — 2. За год болел всего 1 ученик. В библиотеке училища находится книг на сумму 433 руб. 59 коп., выписываются журналы «Родник», «Русский начальный учитель», «Воспитание и обучение», «Педагогический листок», циркуляры по Министерству народного просвещения, испрошено дополнительных книг, пособий на 50 руб.

Покровская церковь Еланцынского миссионерского стана

Покровская церковь Еланцынского миссионерского стана, начало 20-го века

На фотографии Покровской церкви Еланцынского миссионерского стана начала ХХ века на переднем плане видим деревянную одноглавую церковь, имеющую над входом колокольню, оконные ставни церкви и некоторые элементы окрашены в белый цвет. Территория церкви огорожена, с левой стороны имеются широкие четырехстворчатые ворота. Одни ворота праздничные, а вторые — для хозяйственных нужд и провоза усопших для отпевания в церкви. Современное место, где была расположена церквь, — это участки по улице Ленина 17 и 19 (напротив магазина «Распродажа»). Далее на фотографии видим 4 дома, ближний дом в левой части фотографии — это дом пятистенок, имеющий две печи, больших 3 окна, выходящих на центральную улицу. Сейчас этот дом — часть нынешнего магазина «Нуган», к которому в 30 года прошлого столетия пристроили «раскулаченные» строения. Этот дом, возможно, принадлежал миссионеру, так как в документах упоминается, что дом миссионера находился рядом с церковью. В средней части фотографии между строениями можно рассмотреть собранные копна. Из-за плоской конфигурации копен можно предположить, что это урожай зерновых культур или пырея, имеющего колосья. На заднем плане под горой справа от дальнего дома виден водоем, который упоминается старожилами. Предположительное место расположения озера — современное пересечение улиц 60 лет Октября, 30 лет Победы и

ул. Дзержинского.

С 1861 года в десяти ведомствах Иркутской губернии начинает свое существование христианская миссия, задачей которой было обращение местного населения, исповедовавшего шаманизм, в православную веру. В Ольхон был назначен миссионер Иоанн Родионов.

Еланцынский миссионерский стан включал в себя Еланцы, Крестовую, Тырган, Попова, Петрова, Куреть и улусы по реке Анге, Тонтинскому горхону, Кунтинской долине и прилегающим берегам оз. Байкал.

В то время здесь насчитывалось до 150 крещенных и остро стоял вопрос о построении храма для привлечения большого числа бурят к православию. Деньги на строительство храма, помещения для миссионера и училище выделил верхоленский купец Михаил Агеевич Сапожников.

Церковь построили очень быстро. Зимой 1869 г. был заготовлен лес, весной начата постройка, а в конце лета храм был окончательно готов. На следующий год устроили иконостас и завершили внутреннее убранство храма. В документах отмечено, что иконостас выполнил лучший мастер Иркутска (имя не указано). Церковная утварь и ризница были выписаны из Москвы, а колокола – с Иркутской ярмарки. Церковь освятили 24 января 1871 г. и назвали Церковью Покрова Пресвятой Благородицы.

В 1915 г. в приходе ее значилось более 570 крещенных, а 4393 человека продолжали исповедовать шаманизм. Здание церкви было одноэтажным, деревянным, обшито тесом.

В приходе церкви было четыре приписных часовни. Одна из них — на берегу оз. Байкал, в месте, где ежегодно устраивался летний базар и обменивались товарами буряты и русские. Эту часовню годами раньше, чем в Еланцах, построил тот же верхоленский купец М.А. Сапожников во имя святителя Иннокентия — епископа Иркутского.

Возродилась она в 1870 г. и, скорее всего, находилась в бухте Крестовой, куда причаливали корабли и где шла бурная торговля и работала застава таможни. С 1876 года ярмарка была перенесена в губу Ольхонского пролива — сейчас это бухта Базарная. Другие часовни находились: в ул. Кутул, место строительства которой было определено местными бурятами, на о. Ольхон в ул. Семисосенском и у подножия «шаманского камня» (на перешейке мыса) – там часовня была названа во имя Николая чудотворца.

В те времена многие буряты были вынуждены креститься. Одной из причин перехода на новую веру являлось снижение налога в три раза и трехлетняя льгота от платежей. Также после крещения выдавалось свидетельство. Свидетельство было своего рода паспортом, наличие которого позволяло получить займ (кредит) в банках. Поэтому прогрессивные буряты, развивающие торговлю и другую хозяйственную деятельность, были одними из первых, кто крестился и крестил своих детей. При этом крещение и получение документов не отчуждали от вероисповедания предков. Будучи новоиспеченными крещенными, буряты спокойно проводили шаманские обряды. Шаманов по деревням было немало. Ольхонские шаманы, как и другие в Иркутской Губернии, прежде, чем получить право шаманить, проходили учебу и после подвергались публичному посвящению в сан. Шаманы большей частью были наследственные и приучались к исполнению своих обязанностей с малых лет, если не наследственные, тогда они учились у шаманов. В 1868 году по Иркутской губернии значилось 102 шамана и 58 шаманок. Предположительно, сколько родов и подродов было на территории Еланцынского ведомства, столько шаманов было в наличии. Шаманы участвовали на общественных молениях, лечили людей, проводили моления почитанием святых мест и бытовых ритуалов, были хранителями истории и родословной родов.

Близкое соседство русских поселений с бурятскими улусами и различное вероисповедание не мешало жизни обоих народов. Православные русские женились на бурятках, буряты имели иногда 2 жены: одну, исповедующую православие, другую – шаманизм. Иногда проводили свадебные обряды и по православному, и по бурятскому обычаям. В семьях жили под одним кровом крещеные родители и некрещеные дети, часто дети были крещенные, а родители — шаманисты. И дома стояли по соседству с юртами. Так, в данных музея Еланцынской школы есть сведения, что последнюю юрту улуса Шара-Ямат разобрали в начале 1960-х годов, и находилась она по соседству с первыми домами заводского поселения Ланинского завода. Сейчас это улица Пронькина, на месте той юрты сейчас находится здание поста Прибайкальского национального парка.

Хозяйственная деятельность жителей Еланцынского ведомства

Ольхонские буряты на фоне юрты, начало 20-го века

Основное занятие населения в те годы — это животноводство. По данным 1895 года общая площадь удобных земель составляла 2904 десятин (1 десятина — 1,09 га) 2379 кв саженей (1 сажень — 4,55 кв.м). Остальные земли числились в категории государственной пустопорожней. На 100 десятин удобной земли приходилось леса 16,6 десятин, выгонов (пастбищ) – 31,1, покосов — 6, пашни и удобной пашни – 1,3 десятин. Пользование лесами и выгонами везде было свободное, вообще все утужные и покосные пространства являлись общинными и только временно были распределены между родами и улусами.

Для получения урожайности велось искусственное орошение покосов. Для орошения использовались несложные гидротехнические сооружения на речках и ручьях. Вода весной считалась общей, поэтому перед началом оросительных работ собирался родовой суглан и высчитывалось количество суток, в течение которых орошалась территория покосов. Очередь пользования водою отдельных хозяйств определялась жребием. На 1895 год в Еланцынском ведомстве крупного рогатого скота насчитывалось 6475 голов, мелкого 13940 голов.

Одним из важных занятий бурят, в том числе Еланцынского ведомства, являлось рыболовство на прибрежных местах, в Большом море, в Малом море, а также на тонях, арендуемых у Баргузинских инородцев. По данным 1895 года в Еланцынском ведомстве зарегистрировано 55 человек, занимающихся рыболовным промыслом. Следующим видом промысла являлся нерпичий. Кроме кутульских, еланцынских бурят нерпичьим промыслом занимались буряты отдельного Алагуевского рода. В среднем в Еланцынском ведомстве добыто в 1895 году по 14,5 нерпы на одного выезжающего на охоту. Анализ рыбного и нерпичьего промысла был проведен в 1897 году ученым Н.П. Левиным. Он считал, «… что для ольхонских бурят нет иного выхода, кроме рыболовства, несмотря на всю малодоходность этого промысла».

В пушном промысле у еланцынских жителей была белка, на которую охотились исключительно ружьями, которых в 1895 году зарегистрировано в Еланцынском ведомстве 237 шт. Кроме белки добывались рябчики, хорьки, медведи, изюбры и другая живность. Охотничеством занимались 46 жителей Еланцынского ведомства.

Издавна были распространены промыслы, связанные с обработкой металлов и дерева. Это работа кузнецов, плотников, столяров и особенно бондарей. По переписи 1895 года зарегистрировано 28 бондарей при Еланцынском ведомстве.

В свободное время от основных промыслов достаточно широко развит отхожий промысел (работа вахтой в найм). Для этого выдавались специальные билеты, где прописывался вид на отлучку (своего рода временная отписка-пропуск на работы).

Таможня

В 1862 году был учрежден разъездной казачий пост в «селении Кунтинском». Казакам поручалось проводить конные разъезды с целью пресечения провоза контрабандных товаров в обход постов, а также сопровождения изъятых контрабандных товаров, задержанных контрабандистов. Кунтинский разъездной казачий пост был частью таможенной системы Куретского и Бугульдеского постов. Кунтинский разъездной пост регулярно проводил конные разъезды по Кунтинской долине и Ангинской пади в целях предотвращения объезда Куретского поста. Отличительной чертой служивых людей, указывающей на их причастность к таможенной страже, являлись металлические номерные нагрудные знаки («бляхи»).

Кунтинский разъездной пост просуществовал недолго. В 1898 году прошло реформирование таможенной службы: Иркутские таможенные команды и отряды казаков упразднялись, а взамен создалась вольнонаемная таможенная стража. Стража разделялась на пешую и конную. Стражники и досмотрщики обеспечивались оружием, форменной одеждой, квартирами на постах и заставах, стояли на денежном довольствии.

Одним из положительных аспектов организации вольнонаемной стражи можно считать то, что у местных жителей появилась возможность поступить на службу в таможню. В частности, в 1900 году зачислен на службу проживающий в «деревне Тырганской» Василий Семенович Попов (из оседлых бурят православного вероисповедания).

К 1912 году назрела необходимость проведения очередного преобразования в системе надзора Куретского таможенного участка с переносом его в улус Анга. В 1912 году началось строительство дополнительных помещений на Ангинском посту, и в июне того же года право взимания пошлин с Куретского поста переносится на Ангинский пост. В 1913 году Куретский участок таможенного надзора был переименован в Ангинскую таможенную заставу. У заставы был шлагбаум, оснащенный будкой для часового. Там постоянно находился часовой-дежурный, который по необходимости подменялся помощником. Незадействованные в дежурстве таможенники проводили разъезды, занимались хозяйственными делами. Все принимали присягу на верность службе. Если прием на службу происходил непосредственно на месте дислокации заставы или поста, то присяга приносилась в ближайшей к таможенному пункту церкви. Так, например, 17 августа 1914 года принятые на службу на Ангинскую таможенную заставу Иван Чувашов и Иосиф Титов приняли присягу на верность в Еланцынской церкви Покрова Пресвятой Богородицы.

Ангинский таможенный пост учреждается в 1907 году в улусе Анга. Состоял из трех конных стражников. Стражники вооружались револьверами «Смит Ветсон» и шашками, а позже и винтовками Бердана. Заведующий постами имел право перемещать стражников с одного поста на другой, усиливая или ослабляя стражу по мере необходимости. Так, например, в феврале 1909 года для усиления таможенного надзора на Тутайский пост были откомандированы досмотрщик Ангинского поста Ефим Иванов и стражник Куретского поста Емельян Жукович. Возвратиться на свои посты они должны были после начала навигации по оз. Байкал. Порядок несения службы на заставах и постах был строго регламентирован и систематически проверялся ревизорами различных уровней. Для населения Приольхонья приоритетным контрабандным товаром являлся кирпичный и байховый чай. В 1898 году в мае в результате проведенных обысков в улусах Еланцы и Анга обнаружено: у Хахархая Чанхаева (улус Анга) — чай весом 3 пуда 34 фунта; у Ханхиса Степанова (улус Еланцы) — 1 пуд 17 фунтов, и недалеко от принадлежавших ему строений еще 1 пуд 4 фунта чая; у Михаила Музаева (улус Еланцы) – 1 пуд черного и 1 пуд 10 фунтов зеленого чая.

Сословная раздробленность и обширная география способствовали социально-культурному обмену. Некоторые «чины», прибывшие для прохождения службы в таможне из других регионов России, навсегда связали свою судьбу с Приольхоньем.

Продолжение следует.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

229