Меню
12+

«Байкальские зори», СМИ сетевое издание

18.04.2022 07:00 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 14 от 14.04.2022 г.

Наше место – на земле предков!

Автор: Г.П. ХАМАРХАНОВА, с. Шара-Тогот

Ансамбль "Ургы" в бухте Сохтор на встрече с туристами, 1999 год

Отклик на статью «Байкал может попасть в «чёрный список» объектов ЮНЕСКО», опубликованную в №4 от 03.02.2022 г.

С агитационным концертом на турбазе «Байкал-Дар» в 2003 г.

Жители Прибайкалья живут в мировоззренческих понятиях, сформировавшихся ещё до нашей эры: Земля, Человек, Животный и Растительный мир – не разделимы! Всё сущее на земле наделено душой! И все приводимые далее доводы есть следствие этих канонов.

Потому нет природы, которой от внешнего непродуманного вмешательства не было бы больно. Поверьте, больно и сломанной веточке, и затоптанной очень хрупкой байкальской траве, с трудом закрепившейся под продувными ветрами, и не вылупившимся из икринок малькам.

Строительство ГЭС на р. Ангара изменило весь налаженный миллионами лет уклад жизни Байкала. До 1960 года образ ольхонского побережья: это серебристо-золотистая, местами узкая, порой широкая, но бесконечно длинная береговая полоса, кулуринские песчаные дюны, прозрачная хрустальная вода, сотни вьющихся у детских ножек серебристых юрких мальков и солнечные сверкающие блики на волнах. Такой была картина маломорского побережья Ольхонского района до 1960 г. «Прощание с Матёрой» В. Распутина – это такой надрывный крик о помощи погибающей чистоты и красоты Байкала. Вода поднялась на 1,5-2,0 метра. Затопленные луга, перелески, деревни, скотные дворы, кошары, кладбища (погосты)…

Воздействие на Байкал продолжалось: БЦБК (1966 год), горно-обогатительный комбинат в монгольском городе Эрдэнет (вообще, 40% всей водосборной площади Байкала находится на территории Монголии), Шелеховский алюминиевый завод и ТЭЦ (фтор и сера). Конечно, строительство новых поселений для обеспечения жильём строителей, рабочих новых предприятий в особо охраняемых зонах с непродуманными тщательно очистными сооружениями привело к попаданию в озеро биогенных элементов, особенно опасных для эндемичных организмов. Значительный объём загрязнений поступал с водами Селенги – очистные сооружения г. Улан-Удэ не справлялись со сбросами промышленных предприятий.

Бесконтрольная рубка леса привела к деградации лесов, уменьшению водности впадающих в Байкал рек, к снижению самоочищающей способности байкальской экосистемы, байкальской воды. Как кровеносные сосуды снабжают наше сердце, так и реки и речки питают Байкал. Попробуем прижать сосуды – и как мы себя чувствуем? И если совершать это систематически, мы можем гарантировать надолго наше здоровье? Где же сегодня наши многочисленные реки, речки, родники? Исчезают!

Ещё одна немаловажная проблема: сложность управления Байкальской природной территорией. Здесь сходятся границы трёх субъектов РФ: Бурятии, Иркутской и Читинской областей. И сопредельное государство Монголия. И сегодня мы видим результат негативного техногенного влияния за прошедшие 60 лет – это глинистые берега, топкое дно, мучнисто-серая вода, исчезающие, зарастающие травой грязно-серые пляжи. А о мальках и нечего говорить! Это внешняя, видимая сторона. А что внутри?! Часто слышу странный вопрос: «Что происходит с Байкалом?». Ответ-то, если мы воспринимаем Байкал как живой организм, один: «Байкал болеет!» Как неприглядно смотрится нездоровый человек, так и смотрится сегодня Байкал. И невольно вспоминается Ф.М. Достоевский с надеждой на «красоту, которая спасёт мир». Как нынешний вид озера может спасать мир?! Как может излечить наши души?!

1993-1995 годы – годы развала государства, приватизации («прихватизации» – так в народе именуют это время). Ни у одного из народов многонационального государства не спросили: хотим ли мы развала страны и захвата всего имущества СССР, которое называлось народным достоянием!

Наверное, в это время, глядя на это сумасшедшее безобразие в России, ЮНЕСКО рассматривает Байкал как объект, требующий защиты. И декабре 1996 года Комитет по Всемирному наследию признаёт озеро Байкал «объектом Всемирного природного наследия» (за № 754). Известие вызвало у нас, местных жителей, чувства гордости и радости! И ожидание каких-то изменений… Но ни от одного ольхонца, в том числе и автора этой статьи, не услышала вопросов: «По чьей инициативе; А с какими границами Байкал признан как объект; Сколько гектаров земли, кроме водной поверхности, приписали; Есть ли карты и что на них обозначено и т.д.» Вопросы мы не задавали, потому что привыкли надеяться на разумную, умеющую планировать, просчитывать, власть. Оказалось, есть карта. И площадь в 8,8 млн га, их них – 3,15 – поверхность озера, 5,55 млн га – материковая часть, так как свойства воды и состояние живых организмов Байкала напрямую зависят от структуры и состояния наземных экосистем, окружающих озеро. Минимально необходимой единицей сохранения является так называемая «зона ядра» – Центральная экологическая зона, в которой оказалось на сегодняшний день 110 населённых пунктов.

Мусор в м. Улюрба в конце 90-х. Такая картина была в каждой бухте Малого моря

Байкал живёт 25 млн лет, человечество у озера – 1,6 млн лет. В верхнем палеолите у байкальцев сформировалось устойчивое мировоззрение, смысл которого: «Человек – часть Природы». Сегодня у этого существительного есть прилагательное – «байкальское». Чёткое объяснение содержит принятая в 1998 году Байкальская декларация стратегии сохранения биоразнообразия: «Культура Байкальского региона имеет глубокие корни, истоки которого восходят к древним традициям – историческому синтезу духовных, религиозных, этнокультурных, материально-бытовых традиций и укладов. В течение многих веков народы, населяющие Байкальский регион, выработали стройную систему экологического мировоззрения и определили в ней место человеку. Традиции и обряды закрепили эту систему, и почитание природы передавалось от поколения к поколению».

Кто бы сомневался, всё верно. Потому у коренного жителя тысячелетиями выработана система сохранения биологического разнообразия байкальской природы. Это и содержание домашнего скота, которое обустроено по принципу перекочёвки, особенно выпасы («зимники», «летники»). Завершивших земной путь кремируют (и у каждого рода своё место, чтобы верхний слой почвы успевал восстанавливаться). Мусора не существовало – абсолютно всё шло на переработку. Количество добытого на охоте и рыбалке нормировалось. Рвать цветы и веточки только с разрешения старших и только в определённых местах. Деревья из леса – строго по жизненной нужде. Чистить леса от хвороста, использовать на топку летних каменных печей для готовки пищи – без обсуждения возлагалось на подростков. И бесконечно много ещё больших и малых принципов для совместного гармоничного сосуществования Человека как части Природы.

Никогда не забыть, каким я увидела побережье по возвращении домой через двадцать лет. Береговая земля была начинена металлическим и стеклянным мусором, сброшенным «диким» туристом для захоронения в вырытые им ямы по всем бухтам побережья пролива Малое море оз. Байкал. Вся неровная поверхность земли напоминала землю после бомбежки. И начали тогда мы, жители, лечить раны (по-другому не назовёшь) на теле матери-земли: с конца мая вскрывали ямы, вынимали мусорную, осколочную, мятую, грязную тару, засыпали ямы землёй, ровняли. Мусор вывозили. В зиму-весну 1994-1995 года нас было четверо (С.Х. Хабеев – старейшина села; А.В. Бумбошина и А.В. Маланова – учителя ЧСШ, и я, глава администрации).

Желание объехать «камчатки», встретиться с рыбаками и объяснить им, что грешно оставлять стеклянную, бумажную, пластиковую, железную и прочую тару на льду: весь мусор с таянием уйдёт в воды Байкала. И сколотить деревянные ящики под мусор и вывозить на берег, складировать в трёх местах, чтобы на грузовой машине вывезти в Имел-Кутул. Поддержали Серафим Хабанаевич Хабеев, Николай Малгатаевич Мотошкин и директор Прибайкальского нацпарка Петр Петрович Абрамёнок. И по выходным выезжали на лёд. Летом народу было поболее. С 1996 года подключились все жители населённых пунктов нашего побережья, так как защищать природу озера – это генетическая составляющая образа жизни байкальского жителя. И эта добровольная работа продолжалась круглогодично, с зимы 1994 года по осень 2012 годы – 18 лет! К 2004 году мы ликвидировали все свалки: три крупнейшие (две площадью по 10 га около деревни Сахюрта, площадью 12 га чернорудскую свалку в Барун-Хал) и свыше 40 мелких от 20 соток до 1 га. Вообще не было ни одной незагаженной бухты. И вокруг всех населенных пунктов, больших и малых, были свалки мусора. Всё жители участвовали в ликвидации свалок, и собственники баз отдыха и туристических летних лагерей. И было реальное ощущение радости коллективного труда по наведению чистоты и красоты около Байкала! Вместе с тем мы не прекращали агитационно-пропагандистскую работу по предупреждению, воспитанию приезжающих на Байкал граждан со всей страны.

Участники движения «Экологическая экскурсионная тропа»: учителя и ученики Чернорудской средней школы. Фото начала 2000-х годов

Начало было заложено в тяжелейших 90-ых годах. До Байкала, казалось, дела нет. Но поддержка была у нас. Иркутский научно-исследовательский институт географии Сибирской академии наук России выиграл в 1995 г. грант технического общества Германии и предложил участвовать Чернорудской сельской администрации в разработке Ландшафтного планирования прибайкальской территории в качестве модельной площадки реализации проекта. Было реализовано за четыре совместных года много добрых дел. На презентации Проекта в Иркутском научно-исследовательском институте географии были посол Германии, губернатор Иркутской области и другие высокопоставленные лица. Проект был одобрен. Мы, Ольхонский район, ждали, когда выработанная концепция станет основой действий по бережному, в соответствии с нашим байкальским мировоззрением, освоению заливов, бухт Малого моря. Но так и остались замечательные рекомендации «под сукном». А ведь была просчитана в том числе исключительно важная основа заселения береговой зоны – антропогенная нагрузка на каждую бухту! Взяли ли бы за основу – тогда бы не было такого нагромождения строений и людей. Но начинают думать, когда рак свистнет. И ищут виноватых среди местного управления. А почему и страна, и губернатор остались в стороне: принятие концепции развития Байкала зависело от них! А мы всё смотрим и ждём указаний верхнего эшелона.

Байкальские жители (Иркутская и Читинская области, и Бурятия) с 1998 по 2002 годы осуществляли охрану побережья озера согласно выигранным грантам в конкурсе проектов Глобального Экологического Фонда по теме «Сохранение биоразнообразия России» по Байкалу. Это была огромная многофункциональная работа, в которой приняли участие в Ольхонском районе одна администрация, две школы (Еланцинская и Чернорудская ОСШы), жители 5-ти населённых пунктов. Это и агитбригады, и бурятский ёхорный ансамбль, и экологические автомобильные марши по населённым пунктам и по берегам (и даже на лёд выезжали к рыбакам), и листовки, и буклеты, и национальное рукоделие (А.С. Номхоева – изумительный мастер прикладного искусства), и акварельная живопись (О. Борькина), и экологические экскурсионные тропы (З.В. Баендуева). Это только часть работы по предупреждению неправомерных действий на Байкале. Чернорудской сельской администрации на презентации Проекта был вручён Сертификат от министерства охраны природы, подписанный А.М. Амирхановым, руководителем Департамента особо охраняемых территорий, за правильное, тщательное осуществление охраны живой природы России. И эти 18 лет рядом с нами был Прибайкальский национальный парк, который осуществлял контроль за нашими действиями. Мы всегда были друзьями. Так должно быть, если мы хотим помочь Байкалу! И предприниматели (на сегодня они тоже – местное население) малого бизнеса с побережья поддержали коренных жителей. Поток туристов увеличивался из года в год, мы бы одни не справились. И предприниматели взяли на себя уборку мусора и контроль за ближайшими к их строениям берегами Малого моря.

Но грянул 2013 год. Были снесены отовсюду по решению прокуратуры (со слов главы Ш-ТМО) контейнерные площадки с контейнерами. Мы, оказывается, делали всё неправильно… Но как быть с мировым Глобальным Экологическим Фондом, с Германией, с Прибайкальским национальным парком, с Минприроды, которые все годы отмечали системную правильность нашей работы по побережью? Видимо, были кто-то круче... Чтобы показать нам через 2 года, что мы никто. И обвинить малый турбизнес и местное население в загаживании Байкала. И начать бесконечные процедуры по изъятию земель, находящихся в частной собственности. И настроить новые контейнерные площадки и установить другие контейнера. Не будем про финансы (хотя следовало потребовать возмещение… Но у кого?). Заставили крушить тех, кто строил (а они спросили у местных, каково было рушить созданное своими руками?). Страшно, что по нашим душам сапогами прошлись: «Неправильно вы живёте. Мы вас научим!» Вроде же не революция 1917 года, когда «разрушим до основания и новый мир построим!»? Это в стране, где с Петровских времён были признан байкальский коренной народ. 300 с лишним лет мы были частью Российского государства, ни при каких перипетиях нас не унижали. Мы, россияне, – многонациональный народ – пережили репрессию, Великую Отечественную войну, взлеты и падения экономики, распад государства, голодные военные, послевоенные и не менее голодные девяностые годы. Надо искать разумные пути.

Занести Байкал в «чёрный список» собирались ранее – в 2001 году. Существует проблема исполнения международных обязательств России по Байкалу. Это правильно: за исполнение любого дела мы несём ответственность. В декабре 2001 года Бюро Комиссии ЮНЕСКО предъявило России список проблем, несовместимых со статусом Байкала как объекта Всемирного природного наследия. Неисполнение вело к переводу озера Байкал в «Список объектов Всемирного природного наследия в опасности» – в «чёрный список», иначе говоря. Только тогда выяснилось, что населённые пункты должны быть вынесены за 2 км от уреза воды. По Чернорудской сельской администрации должны быть снесены пять сёл, деревень из шести! Видимо, удалось тогда, в 2002-2003-е годы, убедить ЮНЕСКО в некоторых «перегибах», показать работу населения трёх регионов (Читинская, Иркутская области, Бурятия) вокруг Байкала в рамках Проекта ГЭФ «Сохранения биоразнообразия России, Байкала» и представить план мероприятий по решению предъявленных нерешённых с 1996 года проблем. За эти годы ликвидирован БЦБК, вырубка леса поставлена на контроль, установлены очистные сооружения, соответствующие требованиям «зоны ядра», на горно-обогатительном комбинате в монгольском городе Эрдэнет, Шелеховском алюминиевом заводе и ТЭЦ, на промышленных предприятиях городов Улан-Удэ и Иркутск, приостановлен вылов омуля. Но качество исполнения?

Есть и другие проблемы. В СМИ проходят сообщения о нарушениях, недопустимых в ЦЭЗ. К этим незаконным действиям отнесли и нашу жизнь на побережье озера Байкал. Не оказаться бы в роли городничего комедии Н.В. Гоголя «Ревизор»: «Оно чем больше ломки, тем больше означает деятельность градоправителя»! Решением сноса строений, отселением людей, запретом строительства проблем не решить. Ведь тысячи лет территория Ольхонского района была самой густонаселённой – о чём свидетельствуют изыскания учёных, археологов: 60% (!!!) артефактов всей Иркутской области – с территории Ольхонского района. И всё происходящее – свидетельство непродуманности долгосрочного финансового обеспечения Закона о Байкале, отсутствия гласной, понятной каждому, стратегии восстановления и сохранения экосистемы Байкала в целом. Хотя подобных государственных документов много. На что-то хватило средств. О самом главном – о человеке, в том числе о правах старых, больных, детей – ведь они самые беспомощные перед законом – забыли. Детей младшего звена Чернорудской школы вот уже 9 лет вывозят за 15 км в с. Сахюрта. Жители знают о Поручении президента страны Правительству о 100 % обеспечении школами до 2021 года. О крайней необходимости новой школы область была извещена ещё в 2010 году. Прошло 11 лет, а «воз и поныне там»! Первые годы думали, что новая школа будет построена уже в 2014-15 гг. Потом решили: готовят детям подарок к Юбилею школы. А теперь люди говорят о предумышленном затягивании, особенно в нынешней ситуации, так как школа – главное градообразующее звено. А если не будет школы – нет и села, древнего бурятского улуса. Уничтожение села и уничижение прав граждан Российской Федерации не недопустимо. Вроде, в последние годы пошло какое-то взаимопонимание. И вновь с декабря 2021 года мы оказались под угрозой быть виноватыми в связи с предложением ЮНЕСКО объявить Байкал как природный памятник мирового значения, находящийся в опасности.

Я как коренной житель Байкала и сам Байкал (достаточно ему невзгод) не хотим абсолютно никаких угроз жизни ни обитателям воды и побережья озера, ни человеку как части байкальской природы. Но место человека, коренного жителя, части этой природы, и всех местных жителей (русские живут на ольхонской земле с 1770-х годов) – здесь, на земле предков, отцов и дедов!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

38